Предисловие


		Между живущих людей безымянным
		никто не бывает
		Вовсе; в минуту рождения каждый,
		и низкий, и знатный,
		Имя свое от родителей
		в сладостный дар получает.

		Гомер. Одиссея.
		

Номенклатура современных тюркских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно тюркских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. Кумыкские личные имена прошли долгий путь исторического развития, путь, неразрывно связанный с историей тюркских народов и кумыкского языка.

Интерес к изучению тюркских личных имен, начиная с В. В. Радлова, остается традиционным для отечественных тюркологов. Направление сравнительного исследования личных имен всех тюркских народов было намечено еще А. Н. Самойловичем, который весьма обстоятельно изучал туркменские и ногайские имена 192–198. Первый же опыт специального исследования кумыкского антропонимикона связан с именем А. А. Сатыбалова.

Необходимость научного изучения собственных имен, представляющих собой весьма важную категорию слов в лексической системе любого языка, получила в настоящее время всеобщее признание, и современный этап тюркского языкознания характеризуется бурным ростом ономастических изысканий. В этой связи укажем на включение раздела “Антропонимия” в очередной выпуск "Сравнительно-исторической грамматики тюркских языков 619- 723.

Именам собственным присуще понятие нормы. Норма является специфическим признаком литературного языка национального периода. Норма является одновременно социально-исторической категорией. Согласно реформам Петра, людей в Российском государстве стали называть по имени, отчеству и фамилии. Сейчас практически во всем мире принята двухкомпонентная система именования людей – по фамилии и имени: Джордж Буш. Глобализация общества отразилась и на стандартах именования политических лидеров: в эпоху “застоя” – товарищ Леонид Ильич Брежнев, сегодня – Владимир Путин, Муху Алиев.

Антропонимы делятся на женские и мужские. В кумыкском антропонимическом ареале почти нет имен, которые используются без строгого обозначения полопринадлежности. В нем представлены и парные онимы, соответствующие традиционному представлению об однозначно мужских и женских онимах: Амин / Амина, Камил / Камила, Муъмин / Муъминат и т. д.

Чтобы выявить факторы, повлиявшие на эволюцию и становление антропонимической системы отдельного народа, необходимо восстановить хронологию имен.

“Есть образ мыслей и чувствований, есть тьма обычаев, поверий и привычек, принадлежащих исключительно какому-нибудь народу”, – писал А.С. Пушкин 40. Имена как часть духовной культуры народа имеют глубокие корни и отражают первобытные верования, представления, быт древних людей. Следы анимистического мышления отражены в именах, связанных с одухотворением явлений природы, небесных тел, с названиями животных, птиц как тотемов. Политеизм, поклонение обнаруживается и у кумыков.

Исследования по ономастике, способствуя разгадке тайн прошлого, дают в то же время ценный материал для выявления целого ряда сложных вопросов истории языка, а также самого народа, вопросов этнографии, социологии и других смежных наук. Изучение антропонимов дает информацию, помимо национальной принадлежности, о характеристике человеческих качеств, сословном положении, религии, влиянии языков и контактов.

В каждой культуре имя человека выступает как социально-культурный знак. Система личных имен любого языка, уходящая корнями в глубокую историю, несет на себе отпечаток национального самосознания народа и включается в национальную картину мира. Личные имена обладают яркой национально-культурной спецификой и являются чрезвычайно важным источником не только лингвистических, но и историко-культурных знаний. В них, как в особого рода языковых реалиях отражаются особенности национальной культуры, традиции и обычаи народа.

Имена собственные составляют обширный пласт словарного состава языка и, с точки зрения развития языка, являются историческими категориями. Подобные слова остаются в памяти народа и как микропамятники сохраняют до нас сведения об определенном этапе эволюции языка. Ономастикон любого народа складывается стихийно в том смысле, что этим процессом никто специально не управляет. Тем не менее, в результате длительного употребления имен складывается их системность, возникают комплексы разнотипных имен со всеми присущими им закономерностями. Следовательно, процессами присвоения и употребления имен управляют законы языка, а также особенности психологии именующего. Поэтому каждое имя не бессмысленно, оно имеет мотивацию, значимость и значение, которые могут быть раскрыты посредством лингвистического анализа.

Как отмечалось многими исследователями, тюркские имена, подобно языку, очень консервативны и устойчивы. Они встречаются в неизменной форме с глубокой древности по сей день. При этимологии тюркских имен немаловажную роль играет агглютинативность тюркского языка, то есть способ слово- и формообразования, при котором к корню, сохраняющему стабильный звуковой состав, присоединяются стандартные аффиксы. Это значит, что структура слова абсолютно прозрачна, границы морфем отчетливы.

Общеизвестно, что основной закон антропонимики, как и всей ономастики – историзм. Разумеется, при толковании личных имен нужен обширный материал, подтвержденный историческими фактами, экскурсом в историю тюркского именослова и языка. Возможно, этимология некоторых личных имен кумыков кому-то покажется спорной, противоречащей установившимся толкованиям. Для доказательства принадлежности антропонимов кумыков использованы различные методы языкознания: сравнительно-исторический, структурный, генетический, ареальный (выявляет ареал сходных элементов собственных имен), а также проведены перекрестные проверки с личными именами тюркских народов, удаленных друг от друга во времени и в пространстве.

Множество имен кумыков, ногайцев, карачаевцев и балкарцев в основном очень близки как по форме, так и по содержанию. Это связано, по всей видимости, с культурно-историческими корнями булгаро-хазаро-половецкого союза племен, общим культурным наследием тюрков. Помимо сказанного, следует добавить, что в эпоху Золотой Орды все эти народы входили в одну империю. На Северном Кавказе не было никаких татар, кроме карачаевцев, балкарцев, кумыков. Но в силу досоветской русской традиции именования тюркских народов “турецко-татарскими”, до революции их обычно называли “горскими татарами”. Этим еще раз подчеркивалась близость их наречий не только к татарскому, но и другим тюркским языкам, хотя, где были нынешние татары, там они находятся и сейчас. Кто строил и жил в золотоордынских городах Северного Кавказа? Тюрки, прежнее население Булгарского и Хазарского каганатов и Половецкого союза. Это отчетливо наблюдается при сравнении личных имен карачаевцев, балкарцев, кумыков, ногайцев с именами древних тюрок, хазар, алан, болгар и половцев. Указанная особенность обусловлена еще тем, что в целом, за исключением чувашского и якутского, языки нынешних тюркских этносов, численность которых в пределах бывшего СССР достигала к 1990 году около 50 миллионов человек Лайпанов, Мизиев: 8, могут, подобно славянским, рассматриваться в качестве близкородственных одного, в сущности, языка, позволяющих говорящим на них довольно свободно общаться друг с другом, жить в кругу одних этнопсихологических представлений.

Тюркские народы считали, что, выбирая имя, они выбирают судьбу, которая будет частью сущности, души человека. Имя служило своего рода талисманом, охранной грамотой от бога; считалось, что личные имена имеют свою душу. Поэтому многие имена людей попадали под табу, слово, совпадающее с именем, должно было заменяться синонимом.

Любое имятворчество предполагает причину, повод, мотив номинации. Мотивировка имени – это комплекс причинно-следственных связей, по-разному представленный у имен разных типов и в разной степени доступный для наблюдения и изучения. В силу этого мотивация имени оказывается на сложном перекрестке философских, психологических и сугубо лингвистических оснований.

Ономастикон (именной фонд, “инвентарь имен”, “именник”) справедливо рассматривается “как один из компонентов истории духовной культуры народа” Теория и методы ономастических исследований: 195. Являясь одним из компонентов исторической и культурной жизни народа, ономастикон дает представление об истоках современного состояния антропонимической системы имен. Как и язык в целом, номенклатура имен языка отражает эпоху и состояние общества на определенном этапе его развития. Как и на язык в целом, на именной фонд языка влияют все изменения в общественном строе, в классовой структуре общества. Показателен, например, в этом отношении тот факт, что имя Гитлера Адольф оказалось “загубленным” для австрийцев после 1936 года и для немцев после разгрома фашистской Германии. Это имя перестали давать новорожденным. Перестали давать и женское имя Сталина. И, наконец, после Октябрьской революции большие преобразования, произошедшие в культуре и в быту кумыкского народа, нашли своё отражение в появлении совершенно новых иноязычных имён – русских или западноевропейских. Таким образом, информация о языках, участвовавших и участвующих в формировании антропонимикона конкретного языка, имеет не только большой познавательный, но и, прежде всего, теоретический интерес.

Выбор имени – дело весьма ответственное, хотя и кажется довольно простым. У каждого из нас есть свое, личное представление о красоте и свои вкусы. Однако, выбирая имя, нельзя считаться только с собственным вкусом, ведь носить имя будете не вы, а судить о нем – не только вы. Имя, с которым человек вошел в этот мир, остается с ним навечно. Учитывая это, родители должны внимательно, с большой тщательностью и осторожностью выбирать имя своему ребенку: имя обязано звучать красиво, быть изящным по форме, чтобы человеку нравилось собственное имя. Имя новорожденного носит определённый смысловой отпечаток. Это или уважение к какому-либо из родственников или великих людей, или дань моде определённого периода, или отпечаток личного вкуса.

С древнейших времен человечество трепетно относилось к имени. Его не давали просто так. Как правило, оно свидетельствовало о предназначении ребенка и было связано с именем Аллаха, на покровительство и защиту которого рассчитывали. Ислам знает девяносто девять эпитетов Аллаха, прославляющих его (основное же – сотое – никто не смеет произнести), и все они служат именами.

Говорят, что имя определяет судьбу человека. Возможно, хотя так много людей с одинаковыми именами и очень разными характерами и судьбами, что трудно в это поверить. Но все же от имени многое зависит. В богатейших россыпях кумыкских имен есть великолепные, изысканные, красивые, не менее заслуживающие внимания, чем привычные, слегка затертые от слишком частого употребления.

Имена людей – часть истории народов. В них отражается быт, верования, чаяния, фантазия и художественное творчество народов, их исторические контакты. Для того чтобы какое-либо имя появилось у данного народа, необходимы определенные культурно-исторические события или условия. Поэтому некоторые имена несут на себе яркий отпечаток какой-либо эпохи. Наша страна многонациональна, и у каждого из народов, населяющих ее, есть свои замечательные имена.

Роль личного имени в жизни человека очень велика. Каждого человека можно назвать не иначе как по имени, поэтому все его хорошие или плохие поступки делаются достоянием гласности благодаря имени. Отсюда возможность переносного употребления слова имя. Говорят: у него доброе имя или: не позорь моего имени и т.д., имея ввиду: он хороший человек или не позорь меня.

Знакомиться с антропонимическим фондом чужой культуры без раскрытия внутренней формы антропонимов, без получения представления о системе национальной образности в целом – это все равно, что ходить по “дому бытия” национального духа с завязанными глазами, а потом самоуверенно заявлять о своем знакомстве с ним.

Следовательно, выбор личного имени для человека – дело исключительно значимое. Но для того, чтобы выбрать имя, полезно знать его изначальный смысл. Известно, что едва ли не все имена образованы от существительных, глаголов, прилагательных и т. д. и, разумеется, имеют определенное значение. Поскольку подавляющее большинство личных имён появилось отнюдь не вчера, то возникновение имен связано с историей народа, с его материальной и духовной культурой, с канонами его языка.

Личные имена существовали всегда и у всех народов. В настоящее время личное имя, отчество и фамилия постоянны и служат для идентификации личности и отличения ее от других. Но так было не всегда и не везде. У некоторых народов детям при рождении присваивались одни имена, а при достижении ими определенного возраста старые имена заменялись новыми. У иных народов детям не надо было давать или придумывать имя, оно наследовалось от родителей. Или давалось в соответствии с расположением небесных светил, или в зависимости от дня, в который родился ребенок, и не менялось в течение всей жизни. Причем в те давние времена, если расположение светил на небе оказывалось неудачным или день рождения несчастливым, имитировалось второе рождение в более благополучный день, для чего младенца обносили вокруг коровы или козы, а затем протаскивали у нее под брюхом. Бывало, что имя должно было содержать известное напутствие для новорожденного, у иных – не должно быть привлекательным, иначе злые духи унесут, похитят ребенка. Традиция эта восходит к древним временам, когда настолько тесно отождествлялось имя с его владельцем, что казалось даже его непременной частью.

В ходе рассмотрения целого ряда кумыкских имён, иллюстрирующих те или иные основные их группы, нам встретятся разные имена: красивые и не очень, утончённые и грубоватые, длинные и короткие. Но обладатели не очень красивых и утончённых имён, которым уже трудно что-либо изменить, не должны горевать по этому поводу, ибо, как гласит кумыкская пословица – “аты айтылгъан атадан къалмасын осал улан” – “от отца с добрым именем пусть не останется плохой сын”.