Деепричастие (Гьалишлик)

Деепричастие представляет собой, как и причастие, своеобразный разряд слов, который входит в систему глагола. Деепричастие – это особая неизменяемая форма глагола, т.е. она не имеет формы лица, числа, наклонения и времени, совмещающая в себе функции глагола и наречия.

Подобно глаголу, оно обладает категорией залога и сохраняет глагольное управление. В кумыкском языке деепричастные формы, кроме формы на -ып, образуют отрицательные формы посредством аффикса -ма, -ме: бармагъанлы “с тех пор, как не ходил”. В отличие от кумыкского языка, в русском языке деепричастие обладает категорией вида. Как и наречие, деепричастие не имеет форм словоизменения и примыкает к глаголу. Деепричастие означает второстепенное, сопровождающее действие при главном, выраженном спрягаемыми формами глагола (сказуемого) или неопределенной формой. Деепричастия не имеют самостоятельного временного значения, т.е. не обозначают времени по отношению к моменту речи. Они обозначают второстепенные действия либо как одновременные, либо как предшествующие основному действию. В кумыкском языке они обозначают и последующие действия в отношении основного действия: Ол эки ягъына къарай геле эди “Он шел, оглядываясь по сторонам” (одновременное). Мен, ишни этип, ёлгъа тюшдюм “Я, закончив работу, отправился в путь” (деепричастие выражает действие, предшествовавшее основному действию). Сен шону англагъанча, хыйлы сув агъар “Пока ты это поймешь, много воды утечет” (деепричастие выражает действие, следующее за основным действием).

В кумыкском языке деепричастия выражают действия “побочные”, сопровождающие главное, т.е. конкретизирующие время прохождения действия в главном: айтмайлы гелмес “не сказавши, не придет” (букв. “пока не скажет, не придет”).

Глагольные признаки деепричастия

  1. В сопоставляемых языках деепричастие, как правило, обозначает действие: Тез туруп, биз агъачлыкъгъа гетдик “Встав рано, мы отправились в лес”.

  2. Как и глагол, в обоих языках деепричастие может быть переходным или непереходным: битдирип “окончив”, билип “зная, узнав” – переходные; олтуруп “сидя”, алгъасап “спеша” – непереходные, т.е. деепричастия сохраняют переходность и непереходность того глагола, от которого образовались.

  3. В русском языке деепричастие сохраняет вид того глагола, от которого оно образовалось: играть (несов. в.) – играя (несов. в.), нарисовать (сов. в.) – нарисовав (сов. в.).

  4. Как в кумыкском, так и в русском языке деепричастие управляет падежами имен так же, как и глагол: китапны охуп “прочитав книгу” (вин. п.), яшгъа берип “отдав мальчику” (дат. п.), уьстюнлюкге ес болуп (дат. п.) “добившись успехов” (тв. п.), юртдан чыгъып (исх. п.) “выйдя из селения” (род. с предлогом).

  5. В русском языке деепричастие, как и глагол, может быть возвратным, т.е. при образованнии от возвратного глагола оно сохраняет частицу -ся (-сь):
    проснутьсяпроснувшись (уянып),
    освободитьсяосвободившись (къутулуп),
    обнятьсяобнявшись (къучакълашып).

В кумыкском языке возвратным деепричастиям соответствуют разные залоговые формы.

Признаки наречия в деепричастии

В кумыкском языке деепричастие, в отличие от спрягаемых форм глагола, не имеет формы лица и числа. В предложении деепричастия выражают различного рода обстоятельства (времени, цели, образа действия, условия, причины), уточняя и дополняя главное или основное действие. Они не могут быть сказуемыми законченного предложения. В роли обстоятельственных слов они по своим значениям соответствуют русским деепричастиям и наречиям: Ол чабып чыкъды “Он вышел бегом” (букв.).

В русском языке деепричастия в предложении, как и наречия, не изменяются и не согласуются с подлежащим, не управляются каким-либо членом предложения, они примыкают к глаголу-сказуемому: Написав сочинение, ученик вышел из класса “Сочинениени язып битип, яш класдан чыкъды”.

При утрате глагольных признаков вида и залога деепричастие может перейти в наречие.

Образование деепричастий в кумыкском и русском языках

Деепричастие в кумыкском языке не изменяется по лицам и числам: Сен гелип, мен гетдим “Ты пришел – я ушел”. Биз гетип, сиз гелген экенсиз “Мы ушли, вы, оказывается, пришли”.

Деепричастие в кумыкском языке образуется, как и другие формы глагола, от основы 2-го лица единственного числа повелительного наклонения.

В кумыкском языке деепричастия образуются посредством следующих аффиксов: , , ; -ып, -ип, -уп, -юп, -п; -гъанлы, -генли; -гъанча, -генче, -гъынча[10], -гинче, -гъунча, -гюнче; -гъандокъ, -гендокъ; -гъандай, -гендей; -гъанда, -генде; -майлы, -мейли.

  1. Аффиксы , , (аффикс употребляется тогда, когда основа оканчивается на гласный звук) выражают незаконенное действие, происходящее одновременно или параллельно с действием основного глагола. Данные деепричастия могут указывать на способ или условие совершения действия основного глагола: Ол уьйге бийий гире “Он в зал входит танцуя”. Мен ятып охуйман “Я читаю лежа”. В этом значении кумыкские и русские причастия идентичны.

    Парные слова, компонентами которых являются деепричастия в положительной и отрицательной форме, выражают неполноту действия, выраженного изменяемой формой глагола: Самолёт ерге тие-тиймей гетди “Самолет пролетел, почти касаясь земли”.

    Такие парные деепричастия могут выражать быстротечное действие: етишдингми-етишмедингми – гел “моментально возвращался” (букв. “дошел, не дошел – вернись”).

    Парные деепричастия, образованные повтором одного и того же слова, могут выражать продолжительное действие: Хоншум бизге геле-геле турду “Сосед к нам приходил было”.

  2. Аффикс -ып, -ип, -уп, -юп, -п. После основы на гласный употребляется -п. Форма -ып выражает: а) действие, предшест вующее основному действию: Школадан гелип, анама кёмек этме башладым “Придя из школы, я стал помогать матери”; б) действие, одновременное с главным действием: Студент яза туруп тынглай “Студент одновременно пишет и слушает”; в) способ, состояние, образ совершения действия основного глагола-сказуемого: Атылып эретурду “Он быстро вскочил”. Иним къасткъылып ишлей “Младший брат старательно работает” (букв. “стараясь работает”); г) цель действия: Сенден макътав къаравуллап этмегенмен “Я не ради похвалы сделал”; д) причину того, что выражает основной глагол: Уланы сувгъа батып оьлген “Его сын утонул” (букв. “умер, утонув в воде”).

    Парные деепричастия указывают на интенсивность действия: Ол бизге гелип-гелип, сонг гелмейген болуп къалды “Он к нам часто приходил, потом перестал ходить” (незавершенность). Чабып-чабып ишлей “Он быстро работает” (букв. “бегом”).

  3. Аффикс -гъанлы, -генли выражает действие, предшествующее главному действию: Язбаш гиргенли, ел тынмай “С наступлением весны ветер не прекращается”.

  4. Аффикс -гъанча, -генче, -гъынча, -гинче, -гъунча, -гюнче указывает на действие, которое должно совершиться после действия основного глагола: Ат алгъанча, ер алгъандай “Как будто купил седло, прежде чем купить лошадь”. Исси гюнлер болгъанча да, бавдагъы ишлени башлап турабыз “До наступления теплых дней мы работы в саду уже начали”. Если основное действие выражено отрицательной формой глагола, то деепричастие на -гъанча выражает действие, которое должно осуществиться до действия основного: Сен китапны охуп битгинче, мен охумайман “Пока ты не прочитаешь книгу, я не буду читать”.

  5. Аффикс -гъандокъ, -гендокъ выражает действие, предшествующее главному действию, которое совершается незамедлительно после действия, выраженного деепричастием: Юртгъа баргъандокъ, авлакъгъа чыгъаман “Как только приезжаю в село, сразу выхожу в поле”.

  6. Аффикс -гъандай, -гендей выражает действие, сравниваемое с действием основного глагола: Ойлашгъандай иш де болмады “Как задумали, работа не вышла”.

  7. Аффикс -майлы, -мейли выражает действие, без осуществления которого действие основного глагола не совершается: Къыйын тёкмейли, бир зат да болмай “Без труда ничего не бывает” (букв. “Не вложив труда, ничего нельзя добиться”).

  8. Аффикс -гъанда, -генде. Данная форма исследователями кумыкского языка до сих пор не включена в состав деепричастных форм. Между тем форма на -гъанда (<гъан+да) по своим признакам идентична другим деепричастным формам: как глагол, обозначает действие, но не имеет самостоятельного временного значения (обозначает второстепенное действие), отличается переходностью и непереходностью, служит для пояснения глагола-сказуемого, сохраняет глагольное управление; как наречие, не изменяется и не согласуется с подлежащим, не управляется каким-либо членом предложения, примыкает к глаголу-сказуемому, в предложении выступает обстоятельством.

В русском языке указанным формам кумыкского языка не всегда соответствуют деепричастия, иногда – придаточные обстоятельственные предложения, глаголы изъявительного наклонения.

В русском языке деепричастия несовершенного вида образуются от основы настоящего времени глагола при помощи суффикса -а(-я): рисуетрисуя (сурат этип), кричиткрича (къычырып), гремятгремя (кёкюреп), играетиграя (ойнап), стучитстуча (къагъып).

Деепричастие от приставочных глаголов, образованных от глаголов знавать, давать, а также от глаголов со связанной основой -ставать, образуется при помощи суффикса от основы инфинитива: создаватьсоздавая (къуруп, къурашдырып), признаватьпризнавая (мюкюр болуп), заставатьзаставая (табып).

В русском языке образование деепричастий при помощи отдельного суффикса ограничивается некоторыми определенными группами глаголов. Деепричастия не образуются:

а) от глаголов с односложной основой на в инфинитиве: драть (юлкъмакъ – юлкъуп), врать (алдатмакъ – алдатып), ждать (къаравулламакъ – къаравуллап);
б) от глаголов с односложной основой инфинитива на , , которые чередуются с носовыми согласными, в форме настоящего времени: мятьмну (ийлемек – ийлеп, янчмакъ – янчып), жатьжну (сыкъмакъ – сыгъып, къысмакъ – къысып);
в) от глаголов с односложной основой на : бить (урмакъ – уруп), вить (эшмек – эшип), пить (ичмек – ичип), шить (тикмек – тигип);
г) от глаголов с основой на или : мочьмогу (болмакъ – болуп), печьпеку (биширмек – биширип), бежатьбегу (чапмакъ – чабып), стеречьстерегу (сакъламакъ – сакълап);
д) от глаголов несовершенного вида с суффиксом -ну- (непродуктивного класса и некоторые другие): вянуть (бечимек – бечип), сохнуть (къурумакъ – къуруп), тянуть (созмакъ – созуп); д) от некоторых бесприставочных глаголов, например: носить, ходить, но: принося (гелтирип), приходя (гелип).

Деепричастия на -а(-я) обозначают действие, совпадающее во времени с основным действием, выраженным личными формами глагола или инфинитивом, к которым деепричастие примыкает независимо от того, к какому времени относится это основное действие. Деепричастие на -а(-я), образованное от глагола несовершенного вида, можно употребить в предложениях с глаголом-сказуемым в настоящем и прошедшем времени: “Он, лежа в постели, читает книгу” Ол, тёшекде ятып, китап охуй. “Он, лежа в постели, читал книгу” Ол, тёшекде ятып, китап охуй эди.

Второстепенное сказуемое, выраженное деепричастием несовершенного вида, может выражать также действие, предшествующее основному: “Читая по ночам, он испортил глаза” Гече охуй туруп, ол гёзлерин бузду.

Деепричастия совершенного вида образуются от основ на гласный инфинитива или прошедшего времени посредством -в-, -вши-, суффикса -ши- от основ на согласные г, к, з, с, р; суффикса от основ на согласный, кроме заднеязычных. Например: купитькупив, купивши (сатып алып); датьдав, давши (берип); испечьиспекши (биширип); высыхатьвысохши (къуруп); заперетьсязапершись (бегитип); отвезтиотведя (алып барып); пройтипройдя (юрюп).

Встречаются деепричастия несовершенного вида с суффиксом -учи (-ючи). Кроме будучи, такие формы воспринимаются как архаизмы: гпядючи.

Форма деепричастия на совершенного вида была более употребительной формой в литературном языке XIX в., хотя могли употребляться и формы на , -вши: прочтя, прочитав; заметя, заметивши.

Деепричастия от непродуктивного класса на -нуть могут образовать деепричастие с сохранением -ну- и без -ну-: высохнутьвысохнув, высохнувши, высохши.

Деепричастия совершенного вида в предложении выражают побочное действие, предшествующее действию глагола-сказуемого: “Проснувшись рано утром, Базаров отправлялся к ближайшему озеру” Тез туруп, Базаров ювукъдагъы кёлге гете болгъан.

Деепричастия совершенного вида могут обозначать одновременное или непосредственное следующие за главным действие: “Идет, опустив голову” Башын салландырып геле.

Возвратные формы не имеют особенностей в способах образования: открывшись, запершись, проснувшись. Деепричастия на возвратных форм не имеют.

В кумыкском языке деепричастия образуются от любого глагола. Не влияют на образование деепричастных форм также значение и формы глагола. От одной глагольной основы могут образоваться все деепричастные формы.

Деепричастия сопоставляемых языков по значению времени, можно сказать, в основном совпадают, различаются лишь по оттенкам времени, в лексических выражениях. Кумыкское деепричастие более самостоятельно в предикативном значении.

Употребление деепричастий

В кумыкском языке деепричастные конструкции имеют более широкое употребление и функционирование, чем в русском:

  1. Деепричастия употребляются в образовании форм изъявительного наклонения: ишлей тураман “вот я работаю” (действие данного момента); барып боламан “я могу ходить” (форма возможности настоящего времени); охуп тураман “читаю все время, постоянно”, барып боларман “я буду иметь возможность идти” (форма возможности будущего времени).

  2. Деепричастия участвуют в образовании аналитических форм глагола, в которых они выражают различные значения и оттенки и выполняют различные функции: Бугюн магъа ишге барма тюшюп къалды “Сегодня мне пришлось пойти на работу” (вдруг пришлось). Сагъа айтып йибердим чи (букв. “Тебе сказав, отправил же”). Деепричастие айтып выражает основное лексическое значение аналитической формы глагола.

  3. В предложении деепричастия могут выступать в функции второстепенных членов, стержневого слова деепричастного оборота, сказуемого придаточного предложения: Моюгъанча ишледим “Работал до усталости” (моюгъунча – обстоятельство). Кёп охуп, гёзлеримни буздум “Много читая, я испортил зрение” (кёп охуп – деепричастный оборот). Сен гелмейли, мен гетип болмайман “Пока ты не придешь, я не могу уходить” (сен гелмейли – придаточное предложение).

  4. В кумыкском языке, в отличие от русского языка, в одном предложении деепричастие и глагол могут выражать действие разных субъектов, т.е. деепричастие и личная форма глагола могут иметь разные подлежащие: Гюн чыкъгъандокъ, бары жан-жанывар тербенди “С восходом солнца все живое ожило”.

  5. Деепричастия-повторы с разными компонентами добавляют различные оттенки к основному глаголу: бара-бара, такъа тапдым (букв. “идя-идя, яму нашел” (повторяющееся действие)); сатып-алып яшай (букв. живет покупая, продавая“ (способ, образ действия)); юртгъа ете-етмей (букв. ”дойдя – не дойдя до аула“ (неполнота действия)); хашый-хашый туруп, къотур этдинг (букв. ”чесал-чесал, болячку сделал" (результат действия)).

  6. Не все деепричастия одинаково переводятся на русский язык. Например, деепричастию кумыкского языка на , , в основном соответствуют деепричастия, спрягаемые формы глагола, словосочетания, одним из компонентов которых является деепричастие: къарай гел, “оглядываясь иди”. Форме на -ып соответствуют глаголы изъявительного наклонения, перевод по смыслу, деепричастие совершенного и несовершенного вида: айтып гел “скажи – приходи”, айтып тура “все время говорит”, ятып ашай “лежа ест”. Деепричастия на -гъандокъ, -гъанлы, -гъанда, -гъанча, т.е. вторичные, образованные из двух аффиксов, переводятся придаточными предложениями обстоятельства: Тургъандокъ, зарядка этемен “Как только встаю, делаю зарядку”.


  1. Некоторые аффиксы в кумыкском языке имеют от 2 до 8 вариантов. Аффикс -гъынча имеет следующие варианты: -гинче, -гъунча, -гюнче, -гъанча, -генче. Последние два варианта не являются литературными. Эти варианты типичны хасавюртовскому диалекту.  ↩