Глагол (Ишлик)

В сопоставляемых кумыкском и русском языках глагол обозначает действие или состояние предмета.

Глаголы в обоих языках имеют грамматическую категорию залога (даражалыкъ), наклонения (багъыш), времени (заман), лица (бет), числа (санав).

В русском языке есть категория вида, которая в кумыкском языке, как и в других тюркских языках, не так ярко выражена и поэтому в тюркологии имеет различное толкование.

В кумыкском языке категория вида в основном выражается аналитически, видовое значение в какой-то мере передается формами будущего времени на -ажакъ, -ар, прошедшего времени на -гъан+болгъан, -а+эди, -а+болгъан, -гъан+эди, -агъан+эди, -а+тургъан эди, -макъда+эди.

В русском языке глаголы в формах прошедшего времени и сослагательного наклонения обладают также категорией рода.

Как в кумыкском, так и в русском языке глагол имеет следующие классы форм: а) спрягаемые формы, т.е. представляющие изменение глагола по лицам, временам, наклонениям, числам. В русском языке в прошедшем времени и сослагательном наклонении – по родам; б) инфинитив; в) причастие и деепричастие.

В кумыкском языке представлены субстантивные формы – имена действия (масдары): -макъ, -ыв, , -агъанлыкъ, йгъанлыкъ, -гъанлыкъ, -жакълыкъ, -ажакълыкъ, -макълыкъ, которые в русском языке передаются формой отглагольного существительного на -ие: алмакъ, алыв, алгъанлыкъ “взятие”.

Морфологические категории глагола русского языка различаются по составу охватываемых ими форм. Категории вида и залога, присущие всем формам глагола, включая причастие и деепричастие, представляют большую сложность для учащихся кумыков. Суффиксальное и префиксальное образование вида, значения действительного и страдательного залогов, возвратных залогов на -ся не имеют эквивалентов в кумыкском языке, поэтому они передаются сочетаниями различных форм, послелогов, деепричастных форм.

Аналитические формы глаголов, формы прошедшего времени кумыкского языка не имеют аналогов в русском языке. Они передаются описательно с привлечением различных глагольных форм.

По-разному передаются в разноструктурных сопоставляемых языках также соотношения между морфологическими категориями глагола и лексическими значениями слов с лексико-грамматическими разрядами. Это особенно ярко выражается в русском языке. В русском языке наиболее тесно связаны с лексикой категории вида и залога: не все глаголы образуют видовые пары, не все глаголы действительного залога имеют соответствия в форме страдательного залога. С лексическим значением глагола менее связаны категории лица и наклонения. Но и здесь встречаются трудности, связанные характером русского глагола. Например, глаголы повелительного наклонения, видовые пары, образованные перестановкой ударения, чередованием гласных.

Основы глагола (Ишликни тюбю)

В сопоставляемых языках основы глагола, от которых образуются различные глагольные формы, имеют принципиальные различия.

В кумыкском языке формы глагола образуются от одной основы. Она представляет собой форму 2-го лица единственного числа повелительного наклонения (буйрукъ багъыш): гет “уходи” – форма повелительного наклонения 2-го лица единственного числа; гет-е “уходит” – настоящее время; гет-ди “ушел” – прошедшее категорическое; гет-ген “ушел” – перфект; гет-ер “уйдет” – будущее I; гет-ежек – будущее II; гет-се “если уйдет” – условное наклонение (шарт багъыш); гет-ейимсана “пожалуйста, уйду” – желательное наклонение (тилек багъыш); гет-ип “уходя” – деепричастие; гет-ген яш “ушедший мальчик” – причастие прошедшего времени. Во всех глагольных формах основой выступает форма гет.

В русском языке различаются основа неопределенной формы глагола (инфинитива) и основа настоящего времени.

Основа неопределенной формы выделяется отбрасыванием суффикса -ть, -ти или -чь. Основа настоящего времени выделяется отбрасыванием от глагола в форме настоящего (или будущего простого) времени личного окончания, обычно – окончания третьего лица множественного числа, так как в других лицах встречается чередование звуков (водят, вожу).

Основа неопределенной формы и основа настоящего времени совпадают лишь у немногих глаголов. Наример: вез-ти – везут, нес-ти – нес-ут, ид-ти – ид-ут.

Большинство глаголов глаголов имеет две основы основы различающиеся суффиксами или фонемным составом.

Неопределённая форма глагола Основа неопределённой формы глагола 3-е лицо настоящего или будущего времени Основа настоящего или будущего простого времени
читать чита- читают (читайут) читай-
думать дума- думают (думайут) думай-
писать писа- пишут пиш-
слышать слыша- слышат слыш-
вести вес- ведут вед-
стеречь стере- стерегут стерег-
беречь бере- берегут берег-

От основы неопределенной формы образуются:

а) прошедшее время глаголов изъявительного наклонения: чита-л, писа-л.

б) сослагательное наклонение: писа-л бы, слыша-л бы;

в) действительное причастие прошедшего времени: писа-вш-ий, дума-вш-ий;

г) страдательное причастие прошедшего времени: проду-ма-нн-ый, написа-нн-ый;

д) деепричастие совершенного вида: прочита-в, проду-ма-в, услыша-в, написа-в.

В том случае, когда у глагола основа инфинитива и основа прошедшего времени различны, формы причастий и деепричастий прошедшего времени образуются от основы прошедшего времени: греб-ш-ий, пек-ш-ий, стерег-ш-ий.

От основы настоящего времени образуются:

а) повелительное наклонение: читай, пиш-и, вез-и, режь, стерег-и;

б) действительное причастие настоящего времени: чита-ющ-ий (читай-ущ-ий), пиш-ущ-ий, слыш-ащ-ий, реж-ущ-ий, ид-ущ-ий;

в) страдательное причастие настоящего времени: слыш-им-ый, чита-ем-ый (читай-ем-ый);

г) деепричастие несовершенного вида: слыш-а, гляд-я, вид-я, игра-я, танцу-я (танцуй-а), ид-я.

Основы кумыкского глагола являются самостоятельными словами, т.е. они структурно завершены и значимы. Например: къойчугъа “чабану” – къойчу (основа) “чабан”.

Основы русских глаголов обычно без соответствующего оформления не употребляются и в отдельности не представляют собой самостоятельного слова. Например:

писать – писа-л, пиш-ут
читать – чита-вш-ий, читай-ут
петь – пе-л, пе-вш-ий.

В кумыкском языке основа находится отбрасыванием словоизменительных аффиксов: ит-ге “собаке”, ит-ни “собаку”, ит-ден “от собаки”, ит “собака” (ит – основа), уьй-лер-де “в домах”, уьй-ню “дома”, уьй-ден “из дома”, уьй “дом” (уьй – основа), туварчы-гъа “пастуху”, туварчы-дан “от пастуха”, туварчы-лар “пастухи”, туварчы-ман “я пастух”, туварчы “пастух” (туварчы – основа).

Основы без словоизменительных аффиксов совпадают с корнем. Например, ит – непроизводная основа и корень.

Основы кумыкского глагола при образовании различных глагольных форм в отличие от русского языка особым структурным изменениям не подвергаются.

Однако конечные глухие согласные к, къ, п корня или основы перед словоизменительным аффиксальным гласным заменяются на звонкие пары: к→г, къ→гъ, п→б. Например:

терек “дерево” – терег-и “его дерево”
аракъ “стог” – арагъ-ы “его стог”
къап “мешок” – къаб-ы “его мешок”.

(Основы терек, аракъ, къап, потому что в конце слова звонкие согласные 〈г, гъ, б〉 не употребляются).

В русском языке основы неопределенной формы и настоящего времени находятся также отбрасыванием словоизменительных суффиксов.

Основа русского глагола при образовании различных грамматических форм часто претерпевает изменения: бере-чь (берёг, берег-ут, береж-ёшь), ле-чь (лё-г, ляг-ут, ляж-ешь), собира-ть (собер-у, собир-ал), стере-чь (стере-гут, стереж-ёшь), плати-ть (плати-л, плат-ят, плач-у́), петь (пел, споют, споёшь), люби-ть (люби-л, люб-ят, любл-ю).

Изменения структурной основы при образовании грамматических форм в русском языке в основном связаны с историческими чередованиями. Без знания закономерностей этих чередований трудно образовать различные грамматические формы.

Как в кумыкском, так и в русском языке различаются производные и непроизводные основы. Морфологический состав производных основ в сопоставляемых языках можно представить таким образом:

В кумыкском языке: непроизводная основа + аффиксы: баш “голова, начало” – баш-ла “начинай”, аш “хлеб, еда” – аш-а “кушай”, бир “один” – бир-ик “объединяйся”.

В русском языке: а) непроизводная основа + суффиксы: боронаборон-и-ть, сухойсуш-и-ть, пустойпуст-ова-ть, учительучитель-ствова-ть, экранэкран-изирова-ть.

б) приставки + непроизводная основа: вз-лете-ть, вз-лет-ят, вы-нес-ти, вы-нес-ут, на-писа-ть, на-пиш-ут, от-бежа-ть, от-бег-ут;

в) приставка + непроизводная основа + суффиксы: за-дым-и-ть, ис-тонч-и-ть, на-полн-и-ть, от-гранич-и-ть, рас-пыл-и-ть.

В кумыкском языке отрицательная основа образуется присоединением к положительной (непроизводной или производной) основе аффикса отрицания -ма / -ме, который пишется с основой слитно: тур “вставай” – тур-ма “не вставай”, жувун “умывайся” – жувун-ма “не умывайся”, гет “уходи” – гет-ме “не уходи”.

В русском языке отрицательная частица не стоит перед глаголом и пишется обычно раздельно: пишине пиши, играйне играй, приходине приходи.

Неопределенная форма глагола (инфинитив) (Ишликни белгисиз формасы)

Грамматическая характеристика инфинитива в сопоставляемых языках неидентична.

В кумыкском языке начальной формой глагола выступает форма 2-го лица единственного числа повелительного наклонения. От этой формы, как и другие грамматические формы глагола, образуется форма инфинитива с прибавлением аффикса – магъа / -меге, -ма / -ме: олтур+магъа “сидеть”, гет+меге // гет+ме “уходить”, юхла+ма “спать”, гир+ме “заходить”.

В русском языке неопределенная форма глагола является начальной формой. Наиболее продуктивный суффикс неопределенной формы глагола -ть: ходить, стоять, смотреть, петь, гулять, играть, отдыхать, гнать.

Ряд глаголов имеет в неопределенной форме суффикс -ти, на который падает ударение: везти́, нести́, ползти́, пасти́, плести́, скрести́, грести́, мести́, найти́, идти́. При употреблении таких глаголов с приставкой вы- ударение переходит на приставку: вы́нести, вы́мести, вы́везти, вы́йти.

В немногих глаголах неопределенная форма оканчивается на -чь: лечь, печь, беречь, мочь, волочь, жечь, облечь, толочь, пренебречь, влечь.

Неопределенная форма глагола представляет собой своеобразный “глагольный номинатив”, т.е. это форма, называющая действие, не обозначающее его отнесенности к лицу, числу, времени, реальности или нереальности" (РГ. I. 1982: 674).

В кумыкском языке в таком случае вместо неопределенной формы на -магъа, -ма обычно употребляется имя действия на -макъ, которое в силу обладания категориальными формами падежа и принадлежности не может выступать в качестве формы инфинитива (Хангишиев 1997: 70).

По сравнению с формами имени действия на -макъ и -ыв[4] употребление инфинитива на -магъа / -ма контекстуально ограничено, то есть форма инфинитива на -магъа самостоятельно, без сочетания с другими словами, не употребляется: гелмеге сюемен “хочу придти”, турма тарыкъ “надо вставать”, ишлеме герек “надо работать”, охума тарыкъман “должен учиться”, ишлеме гелгенбиз “работать пришли”.

Н.К. Дмитриев форму -магъа связывает с формой дательного падежа отглагольных существительных на -ма.

Д.М. Хангишиев форму инфинитива на -магъа возводит к изолированной форме дательного падежа старых имен действия на -ма, а стяженный аффикс -ма / -ме < магъа / меге (Хангишиев 1997:72).

По происхождению неопределенная форма русского глагола – это косвенный (дательный) падеж глагольных существительных. Близость неопределенной формы глагола к отглагольным существительным проявляется:

а) в возможности параллельного употребления неопределенной формы и отглагольных существительных: “Читать лежа – вредно” Ятып охумакъ – зараллы. “Чтение лежа вредно” Ятып охув зараллы. Такие конструкции близки по значению, но не тождественны: “Я люблю петь” Мен йырлама сюемен – значит: “Я сам люблю петь”. “Я люблю пение” Мен йырлавну сюемен может означать: “Я сам люблю петь” и “Я люблю слушать, как поют другие”. Кумыкские эквиваленты функционально идентичны;

б) в возможности употребления в роли подлежащего и второстепенных членов предложения, что несвойственно личным формам глагола;

в) в наличии омонимических образований, употребляемых и в значении неопределенной формы глагола, и в значении существительного: печьпечь хлеб, русская печь; мочьмочь сделать, бежать во всю мочь; знатьзнать наизусть, феодальная знать.

В отличие от отглагольных существительных, глаголы в неопределенной форме: а) показывают действия как процесс; б) управляют теми же падежами, что и спрягаемые формы глагола; в) обладают категорией залога и категорией вида.

Неопределенная форма глагола утратила родовую принадлежность, число и изменение по падежам.

Таким образом, оторвашись еще в древности от системы существительных, неопределенная форма глагола в современном русском языке вошла в систему глагола. В отличие от личных форм глагола, неопределенная форма лишь называет действие, но не указывает ни на время, ни на лицо, ни на число, т.е. является неизменяемой формой глагола.

Неопределенная форма глагола отвечает на вопросы: что делать? что сделать? Например: “ты должен спать” (что делалать?), “он должен выучить стихотворение” (что сделать?).

В кумыкском языке неопределенной формой глагола является форма на -магъа. Однако функционально и семантически русскому инфинитиву близка форма на -макъ. Форма на -макъ, являясь именем действия, сохраняет свою именную природу, изменяется по падежам: алмакъ “взять, взятие” – алмакъны “того, что взято”; принимает аффиксы принадлежности: мени гелмек-имгелмегим “мой приход”; сени гетмек-инггетмегинг “твой уход”; употребляется с послелогом: охумакъ учун “чтобы учиться”, яшамакъ саялы “чтобы жить”; может быть подлежащим и второстепенными членами предложения: охумакъ – пайдалы “учиться полезно”. Сен бизде турмакъны мен арив гёремен “То, что ты у нас живешь, мне нравится”.

Форма на -макъ как глагольная форма обладает глагольным типом управления: терекни орнатмакъ “сажать дерево”, юртгъа бармакъ “поехать в аул”; имеет форму залога: турмакъ “встать” – тургъузмакъ “заставить встать”, орнатмакъ “посадить, сажать” – орнатылмакъ “садиться, сажаться”.

В кумыкском языке, как и в большинстве тюркских языков, отчетливый тип инфинитива, можно сказать, еще не установился (Дмитриев 1948: 170).

Исследователь кумыкского языка Т. Макаров еще в середине 19 века форму глагола на -магъа дает в качестве начальной формы глагола (Макаров 1848: 43).

Форма инфинитива на -магъа могла быть продуктом исторического развития:

  1. отглагольное имя на -ма + форма дательного падежа -къа: барма+къабармагъа;

  2. имя действия на -макъ (<ма+къ) + форма дательного падежа : бар+ма+къ+абармакъабармагъа. Ср.: бур “поверни, крути” – бур+ма “кудрявый, курчавый, завитой” (-ма образует имя от глагола), бур+макъ “вертеть, крутить, поворачивать, ввинчивать”; тара+къ “гребень” -къ – аффикс образования имен от глаголов).

Формы -макъ и -магъа генетически восходят к одной форме -ма (аффикс образования имен от глаголов).

Кумыкская неопределенная форма на -магъа семантически идентична с русской неопределенной формой при обозначении:

а) цели действия: Мен ашама ашханагъа гирдим – Я зашел в столовую обедать;

б) желания, возможности, намерения, долженствования, завершенности действия. При этом в сопоставляемых языках неопределенная форма глагола употребляется в сочетании с вспомогательным глаголом, личной формой глагола, модальным словом:

бармагъа герек – нужно, надо идти
этмеге тарыкъ – необходимо сделать
сюймеге ярай – можно любить
язма ярамай – нельзя писать
гетмеге сюемен – хочу уйти
этмеге бола – может сделать
айтмагъа борчлу – обязан говорить
язма башла – начинай писать
сёйлеме къой – разреши говорить
сёйлеме тура – хочет начать говорить
барма кююм ёкъ – нет возможности пойти
узатма къой – разреши продолжать // разреши проводить
бармагъа деп тура – готов пойти, собирается идти;

в) побуждения к действию:

сёйлемеге ихтияр бермек – разрешить говорить
гетмеге борчлу этмек – заставить уйти, вынудить уйти;

г) готовности, принятия решения совершить действие:

Шунда яшамагъа токъташдым. – Решил жить здесь.
Тойгъа бармагъа токъташдым. – Решил пойти на свадьбу.
Къурдашым гетмеге онгарылгъан. – Друг приготовился уехать;

д) времени для начала действия:

Гетмеге заман болду. – Пора уехать.
Шо ишни этмеге вакътиси гелди. – Время подошло сделать эту работу;

е) цели действия:

Иним шагьаргъа охума гетди. – Младший брат уехал в город учиться.

Неопределенной форме глагола русского языка в кумыкском не всегда соответствует такая же форма:

  1. Неопределенной форме со значением завершенности, конца действия в кумыкском соответствует деепричастная форма на -ып + спрягаемая форма глагола или параллельно – форма имени действия, оформленная суффиксами принадлежности и падежа, + спрягаемая форма глагола: “кончил говорить” сёйлеп битди // сёйлевюн битдирди.

  2. Неопределенной форме со значением побуждения к прекращению действия в кумыкском соответствуют формы имени действия на -ыв, -гъан или существительные, оформленные аффиксами принадлежности и падежа + повелительная форма глагола: “хватит говорить” сёйлегенинг таман // сёзюнгню битдир; “полно вам шуметь” къавгъалагъанынг таман // къавгъангны битдир; “прекрати писать” язывну токътат // язагъанынгны токътат; “довольно спорить” эришгенигиз таман // эришивюгюзню битдиригиз.

  3. Форма будущего сложного времени русского языка в кумыкском передается простой формой будущего времени: “Я буду работать”. Мен ишлермен / ишлежекмен; “Он будет петь”. Ол йырлар / йырлажакъ.

  4. Сложные формы повелительного наклонения русского языка в кумыкском передаются спрягаемой формой глагола: “Давайте играть”. Гелигиз ойнайыкъ; “Давайте, ребята, хорошо учиться”; Гелигиз, яшлар, яхгшы охуюкъ.

  5. Формы повелительного наклонения в виде команды, приказа в кумыкском передаются в форме повелительного наклонения без инфинитива: “Молчать!” Тын // Тыныгъыз “Не шуметь!” Къавгъаны токътатыгъыз // Къавгъаламагъыз!

  6. Значение намерения совершать действие в кумыкском языке передается сочетанием: формы желательного наклонения глагола с личным окончанием первого лица + форма деепричастия на -ып + вспомогательный глагол или неопр. форма + сущ. хыял “намерение” в форме принадлежности + бар “есть”: “Собираюсь уехать”. Гетейим деп тураман // Гетме хыялым бар; “Собираюсь писать”. Язайым деп тураман // Язма хыялым бар; “Он собирается поступить в университет”. Ол университетге тюшейим деп тура // Ол университетге тюшме хыялы бар.

Употребление неопределенной формы глагола в обоих языках во многих случаях совпадает. Это вовсе не означает их полной функциональной идентичности.

Употребление неопределенной формы глагола в русском языке очень разнообразно.

В ряде случаев русской неопределенной форме в кумыкском соответствуют различные формы спрягаемого глагола, имен действия, падежные формы, формы принадлежности.

Все это создает определенную трудность для кумыков, изучающих русский язык. Особую трудность представляют разные основы русского глагола, от которых образуются различные грамматические формы, а также неоднородность форм инфинитива русского языка, различного рода изменения основ при образовании грамматических форм.

Учащиеся-кумыки трудно различают вопросы что делать? что сделать?, потому что в кумыкском языке явно выраженной видовой пары нет.

Немалую трудность представляет для учащихся и различение 3-го лица ед. и мн. числа и неопределенной формы.

Образование глаголов (Ишликни этилиши)

Образование глаголов в каждом из сопоставляемых языков имеет свои особенности, связанные со спецификой морфологической структуры языка. Рассмотрим наиболее продуктивные способы образования глаголов в кумыкском и русском языках.

Различаются следующие способы словообразования:

а) морфологический (синтетический) способ образования глаголов путем аффиксации. В кумыкском языке представлен только суффиксальный способ глагольного словообразования, в русском – суффиксальный, префиксальный и суффиксально-префиксальный;

б) синтаксический (аналитический) способ, применяется в кумыкском и других тюркских языках.

В кумыкском и русском языках глагольное словообразование делится на два типа:

а) отыменное (от основ имен существительных, прилагательных и числительных);

б) внутриглагольное (от глагольных основ).

Небольшая группа глаголов в обоих языках образуется от других частей речи: местоимений, наречий, междометий и звукоподражательных слов.

Образование глаголов в кумыкском языке

Отыменные глаголы образуются при посредстве следующих аффиксов:

а) -ла / -ле. Один из продуктивных аффиксов, образует глаголы в основном от существительных, прилагательных, а также от числительных, междометий:

ой “мысль” – ой-ла “думай”
баш “голова” – баш-ла “начинай”
иш “работа” – иш-ле “работай”
туз “соль” – туз-ла “соли”
бет “лицо” – бет-ле “упрекай в лицо”
гёз “глаз” – гёз-ле “ожидай”
эки “два” – эки-ле “раздели на два”
гьазир “готовый” – гьазир-ле “подготовь”
тюз “прямой, правильный” – тюз-ле “выпрями, исправь”
нал “подкова” – нал-ла “подковывай”
сакъ “осторожный, бдительный” – сакъ-ла “охраняй, береги”
увакъ “мелкий” – увакъ-ла “размельчай, разменивай”
эниш “пологий, покатый; откос” – энши-ле “спускайся, опускайся”
къыркъ “сорок” – къыркъ-ла “мой сорок раз” (религ. очистить от поганого).

В современном кумыкском языке встречается определенное количество глаголов на -ла / -ле, производящие основы которых самостоятельно не употребляются: сайла “выбирай”, байла “привязывай”, бозла “горько плачь”, къозла “рожай”, изле “ищи”, англа “пойми”;

б) -ар / -ер / . Образует глаголы, в основном от прилагательных:

акъ “белый” – акъ+арагъ-ар “белей”
гёк “синий” – гёк+ергёг-ер “синей”
къызыл “красный” – къыз-ар “красней” (-ыл выпадает)
янгы “новый” – янгы-р “обновись”
къайгъы “забота, печаль” – къайгъы-р “опечалься”
къысгъа “короткий” – къысгъа-р “укороти”;

Некоторые глаголы с аффиксам -ар / -ер / в настоящее время не разделяются на морфологические части: йибер “отпусти, посылай”, тебер “двигай, сдвигай, толкай”, къабар “покрывайся мозолями, пузырями, подгорай”, сибир “вытирай, подметай”, айыр “разделяй, отделяй”.

С затемненной производящей основой встречаются глаголы на -ыр / -ир / -ур / -юр: къыдыр “гуляй”, сыдыр “сдирай, грабь”, эсир “пьяней”, гемир “грызи”, семир “поправляйся, жирей” (древне-тюрк. сем “сало”), оькюр “гуди, рычи”, къайыр “отдирай”, тюкюр “плюнь”, сувур “вытаскивай, вырывай; вей”, буюр “приказывай, вели”.

в) / . Образует глаголы от существительных, прилагательных:

яш “возраст” – яш-а “живи”
аш “еда” – аш-а “ешь”
къан “кровь” – къан-а “покройся кровью, кровоточи”
ат “имя” – ат-а “предназначай, посвящай (от к.-л. имени)”
бош “пустой” – бош-а “пустей, освобождайся”
тиш “зуб” – тиш-е “точи (сделай зубчатым)”
сан “число” – сан-а “считай”
къыйын “трудный, сложный” – къыйн-а “мучай, затрудняй” (-ы- выпадает)
сарын “песня” – сарн-а “пой, причитай” (-ы- выпадает)
оюн “игра” – ойна “играй” (<〈ойуна〉) (-у- выпадает);

В кумыкском языке имеется довольно большое количество глаголов на / , которые в настоящее время морфологически не вычленяются: сюе “прислони”, бута “очищай от веток”, боя “покрась”, тюте “дыми”, чыда “терпи”, сыла “мажь”, сора “спроси”, тара “расчесывай”, тала “грабь”, яса “сделай, создай (что-л. руками); наряди”, яма “залатай”.

г) -ыкъ / -ик / -укъ / -юк (-къ / ). Присоединяется к существительным, редко к наречиям, глаголам, числительным:

ёл “дорога” – ёл-укъ “встреться”
бир “один” – бир-ик “объединись”
геч “поздний” – геч-ик “опаздывай”
тез “рано” – тез-ик “ускорь”
къыз “накаляться, раскаляться” – къыз-ыкъ “раскаляйся, разгорайся, оживляйся”
ач “открой” – ач-ыкъ “раскрывайся”.

Не расчленяются на значимые части следующие глаголы: елик “бесись, отчаивайся” (ел “ветер”), къаныкъ “приставай, надоедай” (къан “кровь”), буюкъ “сжимайся, съежься (от холода или от испуга)”, къыркъ (< къырыкъ) “стриги”, ялкъ “скучай”, силк “тряхни”, балкъ “расти, развивайся”, бюрк “опрыскивай”, юлкъ “вырывай”.

д) -гъар / -гер / -гъыр / гъюр / -ыр / -юр. В качестве производящих основ выступают существительные, звукоподражательные слова:

баш “голова” – баш-гъар “руководи, найди выход”
эс “память” – эс-гер “припоминай, упоминай”
яш “возраст, ребенок” – яш-гъар “зеленей, расцветай”.

Производящие основы самостоятельно не употребляются: къутгъар “спасай, освободи”: шюшгюр “чихни”, пышгъыр “сопи, пыхти”, сызгъыр “свисти”, оькюр “гуди, греми”.

е) -лаш / -леш (<ла+ш). Образуют глаголы от существительных, прилагательных, наречий, междометий:

ювукъ “близкий” – ювукъ-лаш “приближайся”
кёмек “помощь” – кёмек-леш “помогай”
сыкъ плотный – сыкъ-лаш уплотняйся
осал “слабый, тяжелый” (состояние больного) – осал-лаш “становись слабым”
къыйын “трудный” – къыйын-лаш “стань трудным, осложняйся”
къолтукъ “подмышка” – къолтукъ-лаш “иди под руку; вклинивайся; вдавайся”
чалт “быстрый” – чалт-лаш “поторапливайся, торопись”
салам “привет, приветствие” – салам-лаш “здоровайся, приветствуй”
йыракъ “далеко, далекий” – йыракъ-лаш “удались”
эркин “свободный” – эркин-леш “освободись”
низам “порядок, устройство, система, строй, дисциплина” – низам-лаш “приводи в порядок, будь дисциплинированным”;
савбол “спасибо, благодарю” – савбол-лаш “попрощайся”.

Различаются структурно и семантически производные глаголы на -лаш и глаголы взаимно-совместного залога на -ла + ш; аффикс -лаш, присоединяясь к именным основам, образует глаголы – выражает лексическое значение, -ла + ш представляет собой производный глагол на -ла + аффикс взаимно-совместного залога – выражает грамматическое значение (залоговое). От производящих основ производных глаголов на -лаш глаголы на -ла не образуются.

ё) -лан / -лен (<ла+н). Производящими основами выступают существительные, прилагательные, наречия.

Глаголообразующий аффикс -лан / -лен необходимо отличать от комплекса -ла + н, т.е. от страдательного и возвратного залогов глаголов на -ла. Форма -лан является словообразующей в том случае, когда не имеется производного глагола на -ла от той же производящей основы:

ат “лошадь” – ат-лан “садись на коня; готовься, снаряжайся (в дорогу)”
ачув “злоба, гнев” – ачув-лан “разгневайся, рассердись”
мунг “печаль, грусть” – мунг-лан “печалься, грусти”
тюрлю “разный, различный” – тюр-мен “будь разным, разнообразным”
бюр “почка” – бюр-лен “появляйся, пополняйся”, бюр-лен-ди “набухли” (почки)
зар “скорбь, печаль” – зар-лан “печалься”
оьр “подъем, высота” – оьр-лен “поднимайся”
яш “слеза” – яш-лан “заливайся слезами”
ай “луна” – ай-лан “крутись”
борч “долг” – борч-лан “задолжай, должай”;

Встречаются глаголы с формой на -лан с неясными производящими основами: къарлан “возмущайся”, тарлан “печалься, расстраивайся”.

ж) -сын. Образует глаголы от существительных, прилагательных:

къыйын “трудный” – къыйын-сын-а “считает для себя что-л. трудным”
языкъ “жалкий, несчастный” – языкъ-сын “жалей, сжалься”
бой “рост; протяжение” – бой-сын “подчиняйся, гармонируй (соблюдение гармонии по первому слогу)”
сувукъ “холодный” – сувукъ-сын-дыра “знобит”
авур “тяжелый, трудный” – авур-сын “затруднись”, авур-сын-ды “затруднился”
ят “чужой, посторонний” – ят-сын “чуждайся”, ят-сын-а “чуждается”;

з) -сыра / -сире. Производящими основами выступают существительные:

юху “сон” – юху-сыра “дремли”
къатыв “мозоль” – къатыв-сыра “затвердей”, къатыв-сыра-ды “затвердел, твердел”

В современном кумыкском языке морфологически не расчленяются:

кюлемсире “усмехайся”, йыламсыра “захныкай”.

и) / / / . Образуют от прилагательных, наречий:

бек “крепкий” – бег-и “укрепись, крепни” (к→г)
кем “малый, недостаточный” – кем-и “уменьшайся, убывайся”
тар “узкий; тесный” – тар-ы “подвергайся (чему-л.); попадай (во что-л.)”
авур “тяжелый” – авр-у (<авуру) “болей”
бай “богатый” – бай-ы “разбогатей”

В современном кумыкском языке следующие глаголы на не расчленяются на значимые части: уьшю “мерзни”, ири “растворяйся”, чири “гни”, ую “застывай”, сасы “тухни”, чокъу “клюй”, ташы “переноси, таскай”.

й) -ай / -ей / . Присоединяется он к прилагательным, редко наречиям, существительным, образоподражательным словам:

къарт “старый” – къарт-ай “старей”
тынч “легкий” – тынч-ай “отдыхай; успокаивайся”, тынч-ай-ды “успокоился”
чор “сук, сучок” – чор-ай “нарасти (<нарост)”;
мунг “печаль, грусть” – мунг-ай “грусти, печалься”
хох-ай “важничай, кичись”, къоп-ай “важничай, загордись”, къамп-ай “важничай”, мас-ай “хвастайся, бахвалься, зазнавайся”.

Глаголы с аффиксом -ай в настоящее время не расчленяются: иржай “улыбайся”, чончай “нагнись”, бюкюрей “сгорбись”.

к) / -ел (-ыл / -ул). Присоединяется к прилагательным:

къара “черный” – къара-л “черней”
тири “живой, бойкий” – тири-л “оживи”
тюз “прямой; правдивый; равнина; правильный” – тюз-ел “улучшайся; налаживайся”, тюз-ел-ди “улучшился, наладился”.

Не расчленяются на значимые части: йорул “уставай (сильно)”, къатыл “приставай, задирайся”.

л) -гъай (-къай / -кей):

сари “желтый” – сар-гъай “желтей”, -гъал: сар-гъал “желтей”, сар-гъал-гъан “пожелтели” ( выпадает).

Не расчленяются на значимые части: чонкъай “нагнись”, тонкъай “сгорбись”, энкей “сгибайся, склоняйся”.

м) -ен (-ан / -ин):

гюч “сила” – гюч-ен “тужься”, “напрягай силы”

Морфологически не расчленяются: генен “чувствуй радость, блаженствуй”, гезин “замахиваться”, къуван “радуйся”, къазан “приобретай, заработай”, уян 〈уйан〉 “проснись”, ушан “ласкай”.

н) -са. Производящими основами являются существительные:

сув “вода” – сув-са “испытывай жажду”
туз “соль” – туз-са “испытывай нехватку соли” (о животных), туз-са-гъан “сильно хотят соли (от весенней травы)”

В настоящее время не разделяется на структурные части: акъса “хромай”.

о) -пи: ел “ветер” – ел-пи “провеивай”;

п) -къын: ич “внутренность; полость” – ич-къын “переживай, страдай, изнывай”;

р) :

исси “теплый” – иси-т “согрей”
къуру “сухой” – къуру-т “высуши, суши”

Встречаются глаголы на с затемненной производящей основой: сюрт “мажь”, эшит “слышь”, унут “забывай”, йырт “порви” (йыр “прорывай”), къайт “вернись”, черт “щелкай”.

с) -къал (-кел): тар “узкий; тесный” – тар-къал “спадай, уменьшайся (об опухоли), рассеивайся”

Не разделяется на структурные части глагол на -кел: сюйкел “ползи”.

т) -аш / -еш / -юш / -ыш Э.В. Севорян: < л

ян “бок, сторона” – ян-аш “приближайся, соприкасайся”.
оьч “месть; имеющий пристрастие к чему-л., жаждущий чего-л.” – оьч-еш “ссориться, враждуй; соперничай”

Производная основа затемнена: бюрюш “съежься” (бюр “почка”), къарыш “старайся”.

Посредством аффикса -аш / -ыш / -уш / -иш / образуются глаголы от глаголов, прямо несоотносимых со значением производящих глагольных основ: тут-аш (тут “держи”) “соединяйся, смыкайся”, ур-уш (ур “бей”) “ругайся”, сугъ-уш (сукъ “втыкай, просовывай”) “лезь не в свои дела”, эр-иш (эр “быть”) “ругайся”, гел-иш (гел “приходи”) “мирись, мирно, дружно живи”, сора-ш (сора “спроси”) “здоровайся”, бар-ыш (бар “иди, сходи”) “мирись, приходи в согласие, превращайся в однородную массу” (о тесте, глине), къайна-ш (къайна “кипи”) “нервничай”, бит-иш (бит “заверши”) “основать, установись”, къур-аш (къур “построй, сооруди”), “заверши, наладь”, токъта-ш (токъта “остановись”) “будь уравновешенным”.

у) Образуются также единичные глаголы от глаголов, прямо несоотносимых со значением производящих глагольных основ, посредством аффиксов -ген,-шур,-чыкъ: сес-ген (сес “чувствуй”) “вздрагивай, встрепенись”, тап-шур (тап “найди”) “поругай”, тал-чыкъ (тал “уставай”) “волнуйся, переживай”.

ф) В ряде случаев глаголы образуются от усеченных имен. Например:

сувукъ “холодно” – сув-у “охлади, охладись, холоди”
исси “тепло, жарко” – иси-т “согревай”
аччы “горький; горечь” – ач-ы “кисни, скисни”
тюрлю “разнообразный; различный, разный” – тюрл-ен “изменяйся”
айры “отдельный, раздельный” – айыр “отделяй, разделяй”.

х) Глаголы образуются от междометий при помощи аффиксов -ыл-ла, -ил-ле, -ул-ла, -юл-ле (<-ыл + ла)

къакъ-ыл-ла – “кудахтай”
хыр-ыл-ла – хрипи“
гюр-юл-ле – ”квакай“
зыр-ыл-ла – ”дрожи, трепещи“
хор-ул-ла – ”храпи".

В современном кумыкском языке встречаются глаголы, производящие основы которых утратили свое лексическое значение, слились с глаголообразующими аффиксами и стали непроизводными основами: тунчукъ “закрывайся” (древнетюрк. тун “преграждаться, закрываться”) чайна “жуй”, эсне “зевай”, тырна “царапай”, къабуз “зажигайся”, талпын “старайся вырваться, порывайся вперед”, тёбеле “избивай”, алжы “уставай”, сюйре “тащи”, тувра “размельчай, мельчай, разрежь на мелкие кусочки”, титире “тревожься”, пысгъы “тлей”, къалгъы “дремли”, тюнт “обыскивай”, ялгъа “соединяй”, чайкъа “качай”, къаргъа “проклинай”, терге “проверь”, булгъа “перемешай”.

Синтаксический способ

В кумыкском языке синтаксическим способом глаголы образуются сочетанием именной или глагольной основы с вспомогательным глаголом:

  1. Именная основа + вспомогательный глагол. В качестве вспомогательного глагола употребляются бол “быть”, эт “сделать” и редко къал “оставаться”, тур “становиться”, тап “найти”: рази бол “согласись” (рази “согласен, доволен”); сурат эт “рисуй” (сурат “рисунок”), аман бол “будь здоров” (аман “невредимый, сохранный”); аман тур “будь здоров, оставайся здоровым”; сав тур “будь здоров, невредим; будь солидным, порядочным”; къабул эт[5] “принимай” (къабул “прием”); къуллукъ этмек “помочь, служить” (къуллукъ “служба”); уллу бол “будь взрослым” (уллу “большой”); эс тап “образумь, будь благоразумным, рассудительным”; рази къал “согласись, оставайся согласным”; эсен-аман тур / эсен-аман бол / эсен-аман къал “будь в полном здравии”, ач бол “будь голодным”, ач эт “сделай голодным”, ач тур “держись голодным”, ач къал “оставайся голодным”.

  2. Синтаксическим способом образованы от именных и глагольных основ глаголы-фразеологизмы:

    къулакъ асмакъ “прислушиваться, слушать внимательно”
    баш сукъмакъ “вмешиваться”
    башына тюшмек “понять, уразуметь”
    башын ашамакъ “погубить кого-л.”
    башына чыкъмакъ “кончать; взбираться на вершину чего-л.”
    гёз сатмакъ “залюбоваться; засмотреться; жадно смотреть на что-л.”
    гёзю къызмакъ “очень понравиться, обольститься чем-л.”
    гёз салмакъ “предпочесть, выбрать”
    юрек толмакъ “чаша терпения переполнилась”
    юрек янмакъ “печалиться, сильно горевать, убиваться”
    юрек чыкъмакъ “задыхаться”
    юрек аврумакъ “болеть душой; жалеть кого-л.”
    юрек тюшмек “сильно желать чего-л.”
    къол ялгъамакъ “помочь кому-л.”
    къол салмакъ “согласиться, быть в согласии в чем-то”
    сулагъ ютмакъ “исчезнуть бесследно”

    Это представляет собой один из продуктивных способов образования глаголов.

  3. Синтаксическим способом образуются глаголы от глагольных основ (деепричастие, инфинитив, спрягаемые глаголы + вспомогательные глаголы):

    альт къой “возьми”
    алып тур “бери (постоянно)”
    алып йибер “решайся брать”
    алып гет “унеси”
    алып гел “принеси”
    алмагъа къой “разреши взять”
    алмагъа къара “постарайся взять”
    алмагъа сюй “захоти взять”
    ишлей тур “продолжай работать”
    къарай тур “присматривайся”

В отличие от русского языка, в кумыкском внутриглагольное словообразование морфологическим путем не получило развитие, поэтому легко отличить глагольное словообразование от глагольного формообразования.

В кумыкском языке довольно много застывших форм, т.е морфологически нечленимых глаголов.

Образование глаголов в русском языке

Образование глаголов от именных основ

Основным способом образования глаголов от именных основ в русском языке является суффиксальное образование.

Русский язык располагает небольшим количеством суффиксов глагольного словообразования, которые в основном имеют общее значение процесса с некоторыми дополнительными оттенками.

Большинство суффиксальных глаголов мотивированно существительными, прилагательными и глаголами. Глаголов, мотивированные числительными, местоимениями, наречиями и междометиями, не так много.

От именных основ глаголы образуются при посредстве следующих суффиксов:

а) -а- / -я-: пятно (ёлакъ) – пятн-а-ть (айыпла)[6]; хромой (акъсакъ) – хром-а-ть (акъсакъла); обед (тюшаш) – обед-а-ть (тюшаш аша); стрела (окъ) – стрел-я-ть (ат); нищий (пакъыр) – нищ-а-ть (пакъыр бол); крепкий (бек) – крепч-а-ть (бек бол, къат); ровный (тюз) – ровн-я-ть (тюзле);

б) -и-: сухой (къуру) – суш-и-ть (къурут); двое (экев) – дво-и-ть (эки болуп гёрюн); рана (яра) – ран-и-ть (ярала); соль (туз) – сол-и-ть (тузла); рыбак (балыкъчы) – рыбач-и-ть (балыкъ тут); гость (къонакъ) – гост-и-ть (къонакъ бол); хитрый (гьиллачы) – хитр-и-ть (гьилла эт); белый (акъ) – бел-и-ть (акъ эт, акъ чап);

в) -ова- / -ева-: беседа (лакъыр) – бесед-ова-ть (лакъыр эт); скирд (аракъ) – скирд-ова-ть (аракъ эт); горе (къайгъы) – гор-ева-ть (къайгъыр); пустой (бош) – пуст-ова-ть (бошал, бош бол);

г) сложные суффиксы -ирова-, -изирова-, -изова-, -фицирова-: автомат (автомат) – автомат-изирова-ть (автоматлашдыр), асфальт (асфальт) – асфальт-ирова-ть (асфальт эт); электрификация (электрификация) – электри-фицирова-ть (ток тарт); гипноз (гипноз) – гипнот-изирова-ть (гипноз эт); йод (йод) – йод-ирова-ть (йод къош);

д) -нича-: слесарь (темирчи) – слесар-нича-ть (темир уста бол); плотник (агъач уста) – плот-нича-ть (агъач усталыкъ эт); вредный (зараллы) – вред-нича-ть (зараллы бол); жадный (къызгъанчы) – жад-нича-ть (къызгъан);

е) -ствова-: барин (бай, хожайын) – бар-ствова-ть (хожайын бол); препятствие (къаршылыкъ) – препят-ствова-ть (къаршылыкъ эт); усердный (къастлы, гьаракатлы) – усерд-ствова-ть (гьаракат эт);

ё) -е-: камень (таш) – камен-е-ть (ташгъа айлан); пот (тер) –пот-е-ть (терле), желтый (сари) – желт-е-ть (саргъал); зеленый (яшыл) – зелен-е-ть (яшгъар); влажный (бавукъ) – влажн-е-ть (ба-вукъ бол).

От именных основ глаголы образуются суффиксально-префиксальным способом. В кумыкском языке эти формы передаются или отыменным глаголом, или словосочетанием (имя + гл.), или спрягаемой формой глагола:

прямой (тюз) – вы-прям-и-ть (тюзле)
дым (тютюн) – за-дым-и-ть (тюте)
темный (къарангы) – за-темн-и-ть (къарангы эт)
редкий (сийрек) – из-ред-и-ть (сийреклешдир)
полный (толу) – на-полн-и-ть (толтур)
цепь (шынжыр) – о-цеп-и-ть (арала)
куча (тёбе) – о-куч-и-ть (тюптарт)
граница (дазу) – от-гранич-и-ть (дазула)
высокий (бийик) – по-выс-и-ть (гётер)
пыль (чанг) – рас-пыл-и-ть (увакъла)
два (эки) – с-дво-и-ть (экишерле)
глубокий (терен) – у-глуб-и-ть (теренлешдир)
голый (ялангъач) – о-гол-и-ть (чечиндир // ялангъач эт)
душа (жан, юрек) – о-без-душ-е-ть (юрексиз бол)
земля (ер) – за-земл-и-ть (ерге гём)
сила (гюч) – обес-сил-е-ть (гючсюз бол)

Внутриглагольное словообразование (образование глаголов от глагольных основ)

В русском языке “внутриглагольное словообразование тесно связано с глагольным формообразованием. Во многих случаях трудно бывает отличить глагольное словообразование от глагольного формообразования” (Галкина-Федорук, Горшкова, Шанский: 1957: 359)

Глаголы от глагольных основ в основном образуются при помощи приставок.

Образование глаголов от глагольных основ посредством суффиксов обычно сводится к образованию видов глагола.

Известно, что в русском языке 22 приставки, которые в большинстве своем по звуковому составу совпадают с предлогами: в-, во-, до-, за-, из-, на-, над-, о-/об-, от-, по-, под-, пред-, при-, про-, с-, у-. В какой-то степени они выполняют роль, сходную с ролью предлогов. Ср.: влететь в клетку, долететь до клетки, залететь за клетку, отлететь от клетки, слететь с клетки, подлететь под клетку.

Приставки вз-/воз-, вы-, недо-, обез-, низ-, пере-, пре- соответствующих предлогов не имеют.

Не все приставки в одинаковой степени продуктивны. Малопродуктивные: воз-, низ-, пре-.

Не все глаголы могут употребляться со всеми приставками. Например, глагол мыслить употребляется с меньшим числом приставок, чем глагол писать: мыслить (ойлашмакъ) – замыслить (бир зат этме ойлашмакъ), измыслить (ойлашып чыгъармакъ), помыслить (ойлашмакъ), примыслить (ойлашып къошмакъ), промыслить (излеп топмакъ), смыслить (англамакъ, билмек), умыслить (бир иш этме ойлашмакъ); писать (язмакъ) – вписать (къошуп язмакъ, ичине гийирип язмакъ), дописать (язып битдирмек), записать (бир ерге язып къоймакъ, язып къоймакъ), исписать (язып толтурмакъ, ер битгенче язмакъ), написать (язып артына чыкъмакъ (сов. вид)), надписать (уьстюне къыр янына язмакъ), описать (бир ишни гъакъында язмакъ, айтмакъ), отписать (васиятгъа язып къоймакъ, алып башгъа гишиге бермек; кагъызда язып йибермек), пописать (яза туруп олтурмакъ), подписать (къол салып бегетмек), предписать (буйрукъ бермек), приписать (къошуп язмакъ, уьстюне къошмакъ), прописать (яшайгъан ерине язылмакъ), списать (гечюрюп язмакъ), уписать (язып сыйдырмакъ), выписать (табып язып алмакъ), переписать (янгыдан гёчюрмек), списать (гёчюрюп язмакъ).

При образовании глаголов одновременно могут использоваться несколько приставок: о-про-вергнуть (къаршы далиллер тапмакъ), раз-у-красить (бек боямакъ), раз-у-крупнить (гесеклеге бёлмек), о-про-кинуть (авландырмакъ).

По сравнению с префиксальным суффиксально-префиксальный способ глагольного словообразования является малопродуктивным: тер-е-ть (ишып турмакъ) – по-тир-а-ть (заман-заман ишып турмакъ), тряс-ти (чайкъалмакъ) – по-трях-ива-ть (заман бир чайкъамакъ), прыга-ть (атылмакъ) – под-прыг-ива-ть (атыла турмакъ), свисте-ть (сызгъырмакъ) – на-свист-ыва-ть (астаракъ сызгъырмакъ), дерга-ть (тартып чыгъармакъ; заман бир бек тартмакъ) – по-дерг-ива-ть (астаракъ заман бир тартмакъ), хлопа-ть (харс урмакъ) – при-хлоп-ыва-ть (харс ура туруп узатмакъ).

К этому способу относят также образование глаголов при помощи приставки и частицы -ся: пить (ичмек) – напиться (сувсабы тайгъанча ичмек), гореть (ялламакъ) – возгораться (яллама башламакъ), слушать (тынгламакъ) – вслушиваться (тергевлю тынгламакъ), спать (юхламакъ) – выспаться (тойгъанча юхламакъ).

Приставки в русском языке выполняют следующие функции:

а) изменяют (в той или иной степени) лексическое значение глагола и придают ему грамматическое значение совершенного вида:

несовершенный вид совершенный вид
читать (охумакъ) почитать (бир аз заман охумакъ)
петь (йырламакъ) запеть (йырлама башламакъ)
писать (язмакъ) переписать (янгыдан гёчюрмек)
бежать (чапмакъ) добежать (бир ерге ерли чапмакъ)
ползти (сюйкелмек) вползти (сюйкелмек, гирмек)
лить (тёкмек) влить (бир затны ичине тёкмек)
вести (алып бармакъ) возвести (оьрге гётерип алып юрюмек)
лететь (учмакъ) вылететь (учуп чыкъмакъ)
ходить (бармакъ, юрюмек) сходить (барып гелмек)

б) не изменяя лексического значения, от глаголов несовершенного вида образуют глаголы совершенного вида:

несовершенный вид совершенный вид
строить (къурмакъ) построить (къуруп битмек)
делать (этмек) сделать (этип битмек)
чистить (тазаламакъ) вычистить (тазалап битмек)
пахать (сюрмек) вспахать (сюрюп битмек)
кипеть (къайнамакъ) вскипеть (къайнап битмек)
учить (охумакъ) выучить (охуп билмек)
мерить (оьлчемек) измерить (оьлчеп битмек)
кормить (ашатмакъ, аш бермек) накормить (ашатып тойдурмакъ)
чинить (ярашдырмакъ) очинить (ярашдырып битмек)
будить (айыкъдырмакъ) разбудить (уятмакъ)
петь (йырламакъ) спеть (йырлап битмек)
готовить (гьазирлемек) приготовить (гьазир этмек)

Не меняя вида (это глаголы несовершенного вида), приставка изменяет лексическое значение глагола. Такое явление наблюдаем у глаголов неопределенного движения:

ходить (юрюмек) – выходить (чыкъмакъ), заходить (гирмек)
возить (ташымакъ) – вывозить (ташымакъ, алып гетмек), привозить (ташып гелтирмек)
свистеть (сызгъьырмакъ) – высвистывать (сызгъыра туруп бир иш этмек)
кричать (къычырмакъ) – вскрикивать (бирден токътап, токътап къычырмакъ)
стучать (къакъмакъ) – отстукивать (къагъа туруп иш этмек)

Приставки обычно имеют несколько значений.

Приставка пере-:

а) переход, движение через что-нибудь:

переходить улицу “ёлну къыркъып чыкъмакъ”
переплыть реку “оьзенни къыркъып юзмек”

б) действие, производимое заново:

переписать “янгыдан гёчюрмек”
перечитать “янгыдан охумакъ”

в) взаимность действия:

переговариваться “сёйлешмек”
переписываться “бир-бирине кагъызлар язмакъ”

Свое конкретное значение приставка приобретает в контексте.

Образование глаголов от других частей речи

От других частей речи (наречие, числительное, местоимение, междометие, звукоподражательное слово) глаголы образуются довольно редко:

иначеиначить, переиначить “башгъа кюйде этмек”
двоедвоить, удвоить, сдвоить “эки керен артдырмакъ”
троетроить, утроить “уьч керен артдырмакъ”
четверочетверить “дёрт керен артдырмакъ”
десятеродесятерить “он керен артдырмакъ”
тытыкать “сен деп сёйлемек”
ухать, ахать, окать, охать, хихикать, мяукать, кукарекать.

При изучении глагола, в частности глагольного словообразования, особенно ярко проявляются специфические особенности разноструктурных сопоставляемых языков, выявление которых помогает глубокому усвоению кумыкского и русского языков. Например, отсутствие приставок в кумыкском языке выдвигает ряд задач теоретического и практического характера, на которых нужно акцентировать особое внимание:

а) различение приставок, которые изменяют одновременно лексическое и грамматическое значения, и те приставки, которые меняют или только вид, или только лексическое значение;

б) выделение приставок с несколькими значениями;

в) определение семантических соотношений приставок и предлогов;

г) определение лексического значения каждой приставки и способов выражения их в кумыкском языке;

д) умение различать префиксальное словообразование от префиксально-суффиксального.

(О значениях приставок и об их эквивалентах в кумыкском языке см.: “Кумыкские соответствия русским приставкам”.)

Нельзя забывать, что только глубокое знание кумыкского языка поможет различать оттенки таких видовых пар, как пахатьвспахать, будитьразбудить.

Категория залога (Даражалыкъ категориясы)

Категория залога в кумыкском и русском языках указывает на отношение действия к субъекту и объекту, т.е. указывает на то, что является носителем глагольного признака, субъект или объект. Это достигается специальными конструкциями актива и пассива: в конструкции актива глагольный признак представлен как исходящий от его носителя (субъект), в конструкции пассива – как направленный на него (объект).

  1. Мастер строит дом (актив). – Уста уьйню (уьй) къура.
    Мать стирает рубашку. – Ана гёлекни (гёлек) жува.
    Учитель читает рассказ. – Муаллим хабарны (хабар) охуй.
    Девочка моет посуду. – Къызъяш хадира-хуманы жува.
    Ученик любит учителя. – Охувчу муаллимни сюе.

  2. Дом строится (построен) (пассив) мастером. – Уьйню уста эте.
    Рубашка стирается матерью. – Гёлекни жува ана.
    Рассказ читается (читаем) учителем. – Хабарны муаллим охуй.
    Посуда моется девочкой. – Хадира-хуманы жува къызъяш.
    Учитель любим учеником. – Муалимни сюе охувчу.

В конструкции актива (в первых примерах) в сопоставляемых языках субъект действия (мастер – уста, мать – ана, учитель – муаллим, девочка – къызъяш, ученик – охувчу) выполняет действие, т.е. является носителем глагольного признака (выражается формой им. падежа). Действие направлено на объект (прямое дополнение в форме винительного падежа).

Для кумыкского языка конструкция пассива не характерна. Конструкции пассива русского языка (во вторых примерах) на кумыкский язык, за редким исключенем, переводятся как конструкции актива: Девочка моется. – Къызъяш жувуна.

Субъект действия выполняет то же самое действие, но оно (действие) направлено на само же действующее лицо, что выражено отсутствием прямого дополнения и наличием постфикса -ся (в русском примере), залогового аффикса -ун (в кумыкском примере).

В данном русском примере глагол с постфиксом -ся не несет в себе значение страдательности, и возвратный глагол употребляется в активной конструкции (действительного залога).

Типы возвратных глаголов действительного залога с формально выраженной непереходностью: мыться (жув-ун-макъ), одеваться (гий-ин-мек), бриться (юлю-н-мек); целоваться (оьб-юш-мек), обниматься (къучакъла-ш-макъ), мириться (яра-ш-макъ); строиться (оьзюне къурмакъ), устраиваться (оьзюне ер этмек, ерлешмек), обставиться (оьзюню дёрт де янын толтурмакъ (китаплар, ари-бери булан); крапива жжется (къычыткъан тиге), корова бодается (сыйыр сюзе); машина хорошо заводится (машин арив ягъыла), кофе плохо растворяется (кофе яман ирий); сердиться (ачув-лан-макъ), удивляться (тамаша болмакъ), радоваться (сюй-юн-мек), веселиться (шат-лан-макъ); удариться (ур-ун-макъ); тереться о забор (чыргъа ишы-л-макъ); стучать (къакъ-макъ) – стучаться (англагъынча къакъмакъ) в кумыкском языке передаются: глаголами с различными залоговыми формами, глаголами в форме изъявительного наклонения, описательно.

Возвратные глаголы действительного залога, не соотносительные с глаголами без постфикса -ся: бояться (къоркъмакъ), улыбаться (иржаймакъ), удаться (тюзелмек, онглу тюшмек), смеяться (кюлемек), нравиться (ушатмакъ), надеяться (умут этмек, инанмакъ), гордиться (оьктем болмакъ), лениться (ялагъайланмакъ, ялагъайлатмакъ; эринмек, эринчеклик этмек), стараться (къасткъылмакъ, гьаракат этмек), сомневаться (шекленмек), понадобиться (гьажатланмакъ, тарыкъ болмакъ); безл. смеркается (къашкъарала), нездоровится (кюйсюз болмакъ, кепсиз болмакъ); ложиться (ятмакъ), садиться (олтурмакъ), становиться (болуп къалмакъ, болмакъ) в кумыкском языке передаются разными способами: отыменными и отглагольными глаголами, немотивированными глаголами в начальной или залоговой формах, словосочетаниями, глаголами, образованными синтаксическим способом (отымен. осн. + вспом. гл.; отглагол. осн. + вспом. гл.).

Вышеуказанные возвратные глаголы, у которых постфикс -ся не формирует страдательного значения, в кумыкском языке имеют эквиваленты. При таких глаголах на -ся (мотивированных переходными глаголами) русского языка творительный падеж никогда не имеет значения действующего лица.

В неопределенно-личных и обобщенно-личных предложениях в одной и той же словоформе представлен и глагольный признак и его носитель, выступающий как неопределенное и обобщенное лицо. Такие конструкции в сопоставляемых языках особых отличий не имеют.

Безличные конструкции русского языка типа светает, морозит, в которых отсутствует носитель глагольного признака, в кумыкском обычно представлены в виде подлежащно-сказуемостного предложения:

Светает. – Ярыкъ бола тура.
Подморозило. – Сувукъ болду.

Конструкции обобщенно-личная, неопределенно-личная и безличная относятся к активу, а глаголы в них – к глаголам действительного залога, поэтому в кумыкском языке им можно найти соответствующие эквиваленты.

С категорией залога тесно связано деление глаголов на разряды переходных и непереходных.

Переходные глаголы в обоих языках называют действие, которое направлено на прямой объект, являющийся в предложении прямым дополнением:

читать книгу – китапны охумакъ
писать письмо – кагъыз язмакъ.

Непереходными в обоих языках называются глаголы, обозначающие действие или состояние, которое не распространяется на объект.

Непереходные глаголы не могут иметь при себе прямого дополнения. Это глаголы, действие которых замкнуто в сфере субъекта, не направлено на объект:

спать – юхламакъ,
сидеть – олтурмакъ,
радоваться – шатланмакъ.

Прямое дополнение в русском языке выражается винительным падежом без предлога.

Прямое дополнение в русском языке может стоять и в родительном падеже:

а) при указании, что действие переходит не на весь предмет, а только на его часть (родительный части прямого объекта): выпить воды – сув ичмек;

б) при отрицании (родительный прямого объекта при отрицании): Я не сделал урока. – Мен дарсны этмегенмен.

В кумыкском языке в обоих случаях русскому родительному падежу соответствует форма винительного падежа.

Переходность и непереходность глаголов в сопоставляемых языках определяется прежде всего лексическим значением самих глаголов. Глаголы читать – охумакъ, видеть – гёрмек являются переходными, гулять – къыдырмакъ, спать – юхламакъ являются непереходными. Формальных (морфологических) различий между этими глаголами нет.

Между тем переходность и непереходность в обоих языках имеет существенные различия: категория переходности и непереходности для глаголов кумыкского языка применительна исключительно на основании семантики, т.е. смыслового содержания конкретных глаголов. В плане морфологии провести деление глаголов на переходные и непереходные невозможно, “поскольку в кумыкском языке нет специфических аффиксов для той или иной глагольной категории” (Дмитриев 1940: 134).

В кумыкском языке среди глаголов основного залога имеются и переходные, и непереходные. Залоговые аффиксы одновременно служат показателем переходности и непереходности и залога. Например, понудительный залог – переходный, а возвратный, взаимный и страдательный залоги – непереходные. Но принимая дополнительно (второй, третий залоговый аффикс) различные залоговые аффиксы, переходные глаголы могут стать непереходными и, наоборот, непереходные – переходными, т.е. “переходность и непереходность конкретного глагола определяется значением того или иного залога, а не тем, что эти залоги составляют какую-то особую морфологическую серию, глаголов, внутренне между собой связанную” (Дмитриев 1940: 134). Ср.: юхла “спи” (непереходный) – юхлат “уложи спать, заставь спать” (переходный), сат “продай” (переходный) – сатыл “продайся” (непереходный). Таким образом, залоговые аффиксы являются одновременно и формальными показателями переходности и непереходности глаголов.

Страдательный залог в кумыкском языке непосредственно с переходностью не связан.

Категория переходности и непереходности в русском языке отличается от кумыкского четкой грамматической характеристикой. В обоих языках переходные глаголы требуют постановки имени в винительном падеже, а в русском языке при отрицании – в род. п. В русском языке большинство переходных глаголов обладают еще грамматическими признаками: в их парадигму входит форма страдательного причастия. Непереходные глаголы не имеют в своей парадигме формы страдательного причастия, за исключением: руководить, предводительствовать, управлять, предшествовать, командовать.

Страдательный залог непосредственно связан с переходностью. С переходностью и непереходностью связано и выделение возвратных глаголов. Посредством присоединения постфикса -ся русские переходные глаголы становятся непереходными. Среди непереходных глаголов на -ся имеются глаголы, в которых постфикс -ся выражает только страдательное значение: авансироваться, амнистироваться, ампутироваться, асфальтироваться, анализироваться, анонсироваться (спец.), бактеризоваться (спец.), бальзамироваться, бетонироваться, бинтоваться, бойкотироваться, бомбардироваться, брошюроваться, вальцеваться (спец.), вентилироваться (РГ 1982: 614).

Итак, категорией залога в русском языке охватываются только переходные и соотносительные с ними глаголы с постфиксом -ся, которые благодаря этому форманту становятся непереходными и приобретают различные залоговые значения.

Не образуют залогов:

а) все непереходные глаголы без -ся: идти, ехать, сидеть, спать;

б) глаголы, образованные с помощью словообразовательного аффикса -ся от непереходных глаголов: “плакать” йыламакъ – “плакаться” кант этмек, “стучать” къакъмакъ, танкъ этмек – “стучаться” танкъ этмек (эшикге);

в) глаголы с постфиксом -ся, не имеющие при себе парных глаголов без этого аффикса: стараться (глагола старать нет), надеяться, смеяться, бояться, здороваться;

г) возвратные глаголы, образованные от непереходных гла голов: “Я не спал – мне не спится” Мен юхламадым – юхум гелмей // юхум къачгъан (букв. “сон мой убежал”). “Он дремлет – ему дремлется” Ол къалгъый – къалгъыву тутгъан (букв. “дремота схватила”). “Он живет хорошо – ему живется хорошо” Ол яхшы яшай – Ону яшаву яхшы.

В кумыкском языке все глаголы независимо от переходности или непереходности (по смысловому содержанию глагола) охватываются категорией залога, так как и переходные и непереходные глаголы соотносительны с глагольными формами, имеющими различные залоговые значения: от переходных глаголов образуются все залоговые формы, от непереходных – в основном понудительный, взаимный, страдательный.

В отличие от русского языка, в кумыкском языке организовать категорию залога противопоставлением действительности и страдательности (по значению и грамматическим признакам) не представляется возможным: во-первых, деление глаголов на переходные и непереходные в кумыкском языке в основном проводится на основании семантики и образование залоговых форм только в определенной степени зависит от переходности и непереходности; во-вторых, структура кумыкского языка не так свободно позволяет по-разному выразить соотношение между субъектом, действием и объектом, как в русском языке; затруднена передача страдательного значения, вернее, сама страдательность не характерна для кумыкского языка.

Как известно, категория переходности и непереходности связана с категорией залога, но подразделение глаголов на переходные и непереходные (даже в кумыкском языке, в котором аффиксы одновременно могут выражать и значение переходности и непереходности, и значение залога) не является подразделением их по залогам, т.е. переходность и непереходность глаголов, как отмечает акад. Виноградов, “лишь одним краем” затрагивает категорию залога.

В кумыкском языке выделяются следующие залоги: основной залог[7] – баш даражалыкъ, страдательный – тюшюм, возвратный – къайтым, взаимный – ортакълыкъ, понудительный – юклетив.

В русском языке три залога: действительный, возвратно-средний, страдательный. Как известно, под категорию действительного залога подводятся переходные глаголы. Возвратно-средний и страдательный залоги образуются от глагола действительного залога.

Основной залог в кумыкском языке и действительный залог в русском языке

В тюркологии не всеми исследователями рассматривается так называемый основной залог, совпадающий с переходными и непереходными глаголами (непроизводные и производные глагольные основы, выражающие залоговое значение).

Основной залог характеризуется:

а) отсутствием залоговых аффиксов, тем, что форма совпадает с основой непроизводных и производных глаголов;

б) образованием путем выделения из общего фонда лексики глагольных корней и основ, значение которых уже выражает отношение субъекта и объекта к процессу данного действия и реализуется в виде непереходных и переходных глаголов (Баскаков 1952: 334–335);

в) образованием от основного глагола всех остальных залогов; он имеет смысловую и грамматическую соотносительность с другими залогами. К основному залогу относятся все глагольные структуры: непроизводные, производные, аналитические.

Глаголам действительного залога русского языка в кумыкском в основном соответствуют переходные глаголы:

Написал письмо – Кагъыз язды
Взял ручку – Ручканы алды
Требовал бумаги – Кагъызланы талап этди

В ряде случаев в сопоставляемых языках переходным глаголам соответствует непереходные.

Скучает по отцу – Атасын сагъына
(непереходный глагол) – (переходный глагол)

Переходность и непереходность глаголов кумыкского основного и русского действительного залогов могут не совпадать и по той причине, что к кумыкскому основному залогу относятся и переходные и непереходные глаголы.

Непереходным глаголам кумыкского основного залога соответствуют русские непереходные глаголы, стоящие вне залогов:

а) непереходные глаголы без постфикса -ся: юрюмек “идти, ходить”, юхламакъ “спать”, юзмек “плыть”, аврумакъ “болеть”;

б) несколько глаголов с постфиксом -ся, образованных от непереходных глаголов: акъ болмакъ // агъармакъ “белеться (о чем-то белом)”; къара болмакъ // къаралмакъ “чернеться (о черном, темном)”;

в) глаголы с постфиксом -ся, не имеющие соотносительных форм без -ся: кюлемек “смеяться”, къоркъмакъ “бояться”, инанмакъ “надеяться”.

Кумыкским непереходным глаголам основного залога в основном соответствуют русские непереходные глаголы, образованные от переходных глаголов прибавлением аффикса -ся действительного залога.

Итак, русский действительный и кумыкский основной залоги не имеют особых залоговых аффиксов; оба представляют собой исходную форму, от которой образуются все другие залоговые формы. Кумыкский основной и русский действительный залоги имеют смысловую, а также грамматическую соотносительность с другими залогами, поэтому рассматриваются как отдельные самостоятельные категории. В отличие от кумыкского основного залога, который реализуется в виде переходных и непереходных глаголов, русский действительный залог реализуется лишь в виде переходных глаголов. Русские непереходные глаголы стоят вне залога, так как не имеют грамматической соотносительности.

Возвратный залог (къайтым даражалыкъ) в кумыкском языке и возвратно-средний залог в русском языке

Возвратный залог в кумыкском языке и возвратно-средний залог в русском языке обозначают такое действие, при котором субъект и объект совпадают в одном лице (предмете), т.е. действие направляется на само действующее лицо, выражает значение обращенности действия к самому носителю его – субъекту, указывает на сосредоточенность, замкнутость действия в самом субъекте.

В кумыкском языке глаголы возвратного залога образуются от переходного глагола при помощи аффиксов -ын / -ин / -ун / -юн / : жув-ун “умывайся”, гий-ин “одевайся”, безе-н “украшайся”. Глаголы возвратного залога образуются также аффиксом -ыл / -ил / -ул / -юл / (редко). Но в отличие от формы на -ын с прямо возвратным значением, аффикс -ыл образуют глаголы, соответствующие глаголам возвратно-среднего значения русского языка или возвратно-страдательного значения кумыкского языка. Они выражают действие, которое замыкается, сосредоточивается в самом производителе, в них направленность действия на себя самого или совсем не ощущается, или ощущается с трудом. Такие формы глагола допускают присоединение определительного местоимения оьзю “сам (самому)”. Возвратное значение таких глаголов наиболее четко определяется в том случае, если субъектом выступает одушевленный предмет. В сочетании с субъектом, выражающим неодушевленный предмет, эти глаголы часто приобретают страдательное значение: Сен сувгъа чом-ул (оьзюнг) “Ты окунись в воду”. Мен бутакъгъа узат-ыл-дым “Я потянулся к ветке”. Тигр бирден ат-ыл-ды “Вдруг тигр прыгнул”. Яш уянды, гер-ил-ды “Ребенок проснулся, потянулся”. Яш анасыны бавруна бас-ыл-ды “Ребенок прильнул к груди матери”. Иним сёзге къош-ул-ду “Младший брат вмешался в разговор”. Къурдашым къатынындан айры-л-ды “Друг (мой) развелся с женой”. Къыз тара-л-ды “Девушка расчесалась”. Ср.: Аягъынг сувгъа чом-ул-ду “Твоя нога окунулась в воду”. Хабар узат-ыл-ды “Рассказ затянулся”. Топ ат-ыл-ды “Пушка выстрелила”. Бармакълары гер-ил-ди “Пальцы распрямились”. Хасиге аякъ бас-ыл-гъан “На грядку наступила нога”. Акъча къош-ул-гъан “Деньги прибавились”. Малы-матагьы айр-ыл-гъан “Имущество разделилось”. Юн та-ра-л-ды “Шерсть расчесалась”. В русском языке такие глаголы выражают страдательное и общевозвратное значение. Они в этом значении употребляются с подлежащим – названием лица без творительного падежа, указывающего на производителя действия.

Среди глаголов возвратного и возвратно-страдательного залогов изредка встречаются глаголы, в которых основа без залоговых аффиксов в современном кумыкском языке не имеет лексического значения: ялына “льстит”, сюйкеле “ползет”, сорулгъан “вытянулся, вытянулось (лицо)”, тартыла “пятится назад”.

В русском языке в зависимости от лексического значения глагольных основ глаголы возвратно-среднего залога имеют несколько залоговых оттенков: собственно-возвратное значение, возвратно-среднее значение (с различными оттенками), взаимное значение. Все они образуются присоединением аффикса -ся.

а) глаголы собственно-возвратного значения обозначают действие, направленное на субъект: “одеваться” гийинмек, “раздеваться” чечинмек. Постфикс -ся в таких глаголах равнозначен возвратному местоимению себя (умываться – умывать себя), хотя они не одинаковы по своей грамматической природе.

Собственно-возвратным глаголам русского языка в кумыкском соответствуют глаголы возвратного залога на -ын: “Он умылся” Ол жувунду, “Он разделся” Ол чечинди.

Собственно-возвратное значение в русском языке наиболее четко определяется в сочетании с субъектом, выражающим одушевленный предмет. При субъекте, выражающем неодушевленный предмет, возвратный глагол приобретает страдательное или возвратно-среднее значение. (Белье стирается – страдательный залог.)

б) Глаголы возвратно-среднего значения выражают действие, которое замыкается в самом субъекте. В них направленность действия на себя самого не ощущается или ощущается еле заметно. Они могут выражать: внешние изменения в состоянии субъекта: останавливаться, кататься, подниматься: внутренние изменения в состоянии субъекта: радоваться, беспокоиться, удивляться, успокоиться; постоянные свойства предметов: “собака кусается” ит хаба, “крапива жжется” къычыткъан тиге, “корова бодается” сыйыр сюзе, “розы колются” розалар чанчыла.

Глаголам возвратно-среднего залога русского языка в кумыкском не всегда соответствуют глаголы возвратного залога: радоваться – сююнмек (возвратный залог); подниматься – гётерилмек (страдательный залог); собака кусается – ит хаба (основной залог).

Итак, при сопоставлении возвратного залога кумыкского с возвратно-средним залогом русского языка выяснилось: а) кумыкскому возвратному залогу на -ын в русском языке в основном соответствует собственно-возвратное значение возвратно-среднего залога; б) глаголам возвратно-среднего значения возвратно-среднего залога в кумыкском языке соответствуют различные залоговые (возвратное, страдательное, страдательно-возвратное) значения; в) взаимно-возвратное значение возвратно-среднего залога можно сопоставить с взаимным залогом (ортакълыкъ даражалыкъ) кумыкского языка.

Страдательный залог (Тюшюм даражалыкъ)

Страдательный залог в кумыкском языке может образоваться как от переходных, так и от непереходных глаголов (в основном от переходных), в русском языке – только от переходных глаголов. Страдательный залог указывает на то, что предмет подвергается действию другого предмета или лица. При этом логический объект становится грамматическим субъектом, а логический субъект принимает форму грамматического объекта (в форме творительного падежа без предлога – в русском языке). В кумыкском языке логический субъект, за редким исключением, отсутствует: он может быть выражен формами дательно-направительного или исходного падежей, основного падежа + булан, хотя эти примеры не совсем соответствуют, страдательным конструкциям с творительным субъекта: Елден тереклер чайкъала “Деревья покачиваются ветром” (букв. от ветра). Ол душманны гёзюне илинди “Он был замечен врагом” (букв. уловлен глазами врага).

В кумыкском языке, в отличие от русского, страдательный залог образуется при помощи специальных аффиксов: -ыл / -ил / -ул / -юл / ; -ын / -ин / -ун / -юн / (с преобладанием форм на л), которые присоединяются главным образом к основам переходных глаголов (гораздо меньше – непереходных): сюрюлсюрюл-е (3-е л. наст, вр.) “быть вспаханным; распахиваться”; гесил “быть вырубленным, обрезанным, отрезаться, отрубаться”; тутул “быть схваченным; арестовать, хватать, ловить”; сырыл “быть простёганным, простёгиваться; сшиваться; скрепляться”; сюйрел “волочиться, тащиться волоком”; таныл “быть узнанным, узнаваться”; тарал “быть расчесанным, расчесываться, причесываться”; харжлан “быть израсходованным, расходоваться, тратиться”; ишлен “быть сделанным, делаться, вырабатываться”; салын “быть положенным, ставиться, расстилаться”, алын “быть взятым, браться; покупаться”.

Страдательный залог в своем страдательном значении образуется от понудительных форм, соотносительных с непереходными глаголами основного залога: оьл “умри” – оьлтюр “убей” – оьлтюрюл “быть убитым, убиваться, умервщляться”; къайна “кипи” – къайна-т-ыл “быть вскипяченным, кипятиться”.

Страдательный залог в русском языке выражается:

а) спрягаемыми формами глагола с постфиксом -ся в страдательном значении. Он образуется от непереходных глаголов несовершенного вида в основном в третьем лице (формы 1-го, 2-го лица от глаголов на -ся в страдательном значении мало употребительны). Субъект действия выражается формой творительного падежа без предлога (его обычно называют творительным действующего лица). Отсутствие творительного действующего лица ослабляет страдательное значение глагола, и глаголы при обретают значение возвратно-среднего залога: дом строится хорошим мастером; деньги выдавались администрацией в срок; классные журналы заполняются учителями вовремя (страдательный залог); дом строится хорошо (возвратно-средний залог);

б) краткими страдательными причастиями, образованными от переходных глаголов, чаще совершенного вида, главным образом прошедшего времени: укрепление было построено наспех; вся местность вдоль и поперек была объезжена Пугачевым.

Глаголы на -ся, образованные от переходных глаголов совершенного вида, могут иметь страдательное значение только в будущем времени: Дом построится плотниками. (Нельзя сказать: Дом построился плотниками.)

Страдательный залог редко может выражаться страдательным причастием настоящего времени: Нами ты была любима и для милого хранима.

Для кумыкского языка вышеуказанные морфологические средства выражения страдательности не характерны, отсутствует также какая-либо словоформа со значением субъекта действия.

В кумыкском языке в предложениях типа: уьй ишлене “дом строится” объект действия менее зависим от глагола страдательного залога, чем в русском языке, потому что он (объект) не подвергается действию другого предмета (субъекта), который отсутствует, более того, структурно и семантически не допускается его употребление.

В кумыкском языке аффиксы -лы / -ли / -лу / -лю / и -ны / -ни / -ну / -ню / , можно сказать, все еще не дифференцированы. Они могут образовать как возвратный, так и страдательный залог. Указанные залоги в основном отличаются лишь соотнесенностью глагола к субъекту, который может совершить данное действие (возвратный) или к субъекту, который не может совершить данное действие (страдательный). Структурно идентичные аффиксальные формы возвратного и страдательного залогов различаются по семантическому содержанию глагола, они дифференцируются в контексте:

Страдательный залог Возвратный залог
Уьй ишле-н-е “Дом строится” Улан уьйле-н-е “Парень женится”
Акъча харжла-н-а “Деньги тратятся” Адам пайдала-н-а “Человек пользуется”
Иш токъта-л-гъан “Работа остановлена” Яш гер-ил-ди “Ребенок потянулся”
Арба боша-л-ды “Арба выгрузилась” Мен ат-ыл-дым “Я прыгнул”
Кагъыз яз-ыл-гъан “Письмо (бумага) написано” Ону къатыны айр-ыл-гъан “Его жена ушла от него”

Глагол с одним из этих аффиксов довольно часто имеет два значения – значение страдательного и возвратного глаголов, у которых залоговое различие осуществляется в контексте:

возвратный залог страдательный залог
Ёлдашым ахырда ач-ыл-ды “Товарищ мой, наконец, раскрылся”. Эшик ач-ыл-ды “Дверь открылась”.
Бираздан ол ишге къош-ул-ду “Через некоторое время он при нялся за работу” (букв.: прибавился к работе). Ону байлыгъына дагъы да байлыкъ къош-ул-ду “К его богатству прибавилось еще богатство”.
Шо адам бизге багъып тюзле-н-ди “Тот человек направился к нам”. Яшны масъаласы ахырда тюзле-н-ди “Задача мальчика, наконец, была исправлена”.
Ол ишге бек байла-н-гъан “Он очень привязан к работе”. Тана багъанагъа байла-н-гъан эди “Бычок был привязан к столбу”.
Атагъыз гьали де яхшы сакъла-н-гъан “Ваш отец и сейчас хорошо сохранился”. Гьабижайлыкъ яхшы сакъла-н-гъан “Кукурузное поле хорошо охранялось”.
Иниси ону бойнуна тагъ-ыл-ды “Его младший брат повис на его шее”. Игитге орден тагъ-ыл-ды “Герою прикололи орден”.
Муаллим бизге багъып бур-ул-ду “Учитель повернулся к нам”. Машин бизин орамгъа багъып бур-ул-ду “Машина свернула на нашу улицу”.

Если рассмотреть возвратный залог на -ын кумыкского языка с собственно-возвратным (прямо-возвратным) значением как самостоятельную категорию, то остальные значения аффиксов -ын / -ин / -ун / -юн / ; -ыл / -ил / -ул / -юл / можно было бы объединить под общим названием возвратно-страдательный залог. Или, наоборот, к страдательному залогу отнести глаголы с обычным для него страдательным значением, остальные значения указанных аффиксов (собственно-возвратное, возвратно-среднее) рассмотреть под названием возвратный залог. Таким образом, целесообразно выделить такие категории: возвратный и возвратно-страдательный залог или страдательный и возвратный (с различными оттенками).

В русском языке возвратные глаголы приобретают страдательное значение, если в предложении, где сказуемое выражено глаголом на -ся, подлежащим является предмет неодушевленный; если подлежащее название лица, то возвратные глаголы-сказуемые часто употребляются в значении возвратно-среднего залога:

Виноград собирается вовремя (страдательный залог) – Юзюм заманында жыйыла.
Волки быстро собираются (возвратно-средний залог) – Бёрюлер тез жыйыла.

В страдательный залог переходят:

  1. Собственно-возвратные глаголы возвратно-среднего залога, если подлежащим в предложении является неодушевленный предмет. Он моется – Ол жувуна; Посуда моется – Къа-шыкъ-тиш жувула.

  2. Возвратно-средние глаголы, обозначающие внешние изменения в состоянии субъекта, если при данных глаголах название субъекта стоит в форме творительного падежа:

    Студенты возвращаются с педагогической практики (возвратно-средний залог). Студентлер педпрактикадан къайталар.

    Книги возвращаются студентами в библиотеку в указанные сроки (страдательный залог). Студентлер китапланы китапханагъа заманында къай-та-ра. (Китаплар китапханагъа заманында къайтарыла).

Итак, один и тот же возвратный глагол может иметь значение страдательного и возвратно-среднего залогов, что определяется смыслом предложения, а также лексическим значением глагола.

Формы страдательного залога в русском языке больше характерны для книжной речи.

Кумыкскому страдательному залогу в русском языке в ряде случаев соответствуют глаголы неопределенно-личного значения:

Къонакъгъа Къумукъда къой саюла. – В Кумыкии гостю режут барана.
Бу ожакъда ички ичилмей. – В этой семье не пьют.

Глаголам страдательного залога, образованным от понудительных форм, в русском языке соответствуют страдательный залог без указания логического субъекта:

Эт биширилди – Мясо сварено
Къаплар толтурулгъан – Мешки заполнены
Тапшурув гёчюрюлген – Упражнение переписано

Русским глаголам страдательного залога в конструкциях без указания логического субъекта в кумыкском языке соответствуют:

а) глаголы в основном страдательного залога:

За ним было послано Ону артындан йиберилген эди.
В былинах воспеваются народные богатыри Бырынгъы йырларда батырланы гьакъында йырлана.
Дверь была открыта – Эшик ачылгъан эди.
Окно закрыто – Терезе ябулгъан.

б) в некоторых случаях глаголы понудительного залога в страдательном значении или страдательный залог.

Я был избит Мен токъалатдым // Мен токъаландым.

Русские страдательные конструкции с творительным действующего лица обычно переводятся на кумыкский конструкциями со сказуемым, выраженным переходным глаголом основного залога, или глаголом понудительного залога, или словосочетанием имени и послелога булан “с”, или сочетанием: страдательный залог+мест. п.

Президент страны избирается народом. – Гьукуматны президентин халкъ айыра // редко: Гьукуматны президенты халкъ булан айрыла.
Урок был прерван завучем. – Завуч дарсны бёлдю //редко: Завуч дарсны бёлюндюрдю // бёлдюрдю.
Его героизм не забудется народом. – Ону къоччакълыгъын халкъ унутмажакъ // Ону къоччакълыгъы халкъарада унутулмажакъ (букв. Его героизм не забудется в народе).

Причастный оборот, определительное придаточное предложение на кумыкский язык передаются определительным сочетанием, выраженным причастием прошедшего времени на -гъан с зависимыми от него словами:

Принесите книгу, оставленную мною вчера. – Мен тюнегюн къойгъан китапны гелтиригиз.
Он протянул мне бумагу, написанную им еще вчера. – Ол магъа тюнегюнден берли оъзю язгъан кагъызны узатды.

Взаимно-совместный залог (ортакълыкъ даражалыкъ) в кумыкском языке

Глаголы взаимно-совместного залога в кумыкском языке обозначают совместное действие двух или нескольких субъектов, помощь или содействие кому-либо в исполнении работы. В кумыкском языке взаимно-совместный залог глаголов образуется от основ глаголов при помощи аффикса -ыш / -иш / -уш / -юш / : гёр-юш-мек “видеться”, кёмекле-ш “помоги”, къучакъла-ш “обнимайся”, ур-уш “ругайся”, тарт-ыш “тягайся, спорь, соперничай”.

В русском языке взаимного залога как особой грамматической категории нет, так как взаимное значение русских глаголов специальными грамматическими формами не выражается.

Русские глаголы взаимного значения относятся к возвратно-среднему залогу.

Глаголы взаимно-совместного залога кумыкского языка более употребительны, чем глаголы взаимно-возвратного значения в русском языке. Взаимно-возвратный залог глагола русского языка образуется при помощи аффикса -ся, который соответствует по значению словосочетанию “друг друга”. При сопоставлении глагола взаимно-совместного залога кумыкского языка с взаимно-возвратным значением русского глагола обнаруживается: кумыкские глаголы взаимно-совместного залога, как и русские глаголы взаимно-возвратного значения, обозначают действие, которое совершается двумя или несколькими лицами, из которых каждое лицо является производителем действия и объектом того же действия со стороны другого производителя (или производителей действия):

Ахырда къурдашлар гёрюшдюлер. – Наконец-то, друзья встретились.
Къурдашлар къучакълашды. – Друзья обнялись.
Олар дагъы да ёлукъма сейлешдилер. Они договорились встретиться еще раз.

В отличие от русского языка, в котором глаголы взаимно-возвратного значения образуются только от переходных глаголов, в кумыкском языке глаголы взаимно-совместного залога образуются как от переходных, так и от непереходных глаголов: оьп “целуй” – оьбюшелер “целуются”, ур “бей” – урушалар “ругаются”, сёйле “говори, разговаривай” – сёйлешелер “договариваются”, гёр “видеть” – гёрюшелер “видятся (встречаются)”, сюз “бодай” – сюзюше “бодаются”, гел “приходи” – гелише “договариваются, сходятся”, тарт “тяни” – тартыша “тягаются”.

Глаголы взаимно-совместного залога кумыкского языка, образованные от непереходных основ, обозначают совместное или одновременное действие двух или нескольких субъектов без возврата действия на них самих. На русский язык они обычно передаются аналитически (описательно): “совместно, одновременно делать что-то” или “совместно, одновременно находиться в определенном состоянии”:

Къавгъа токъташып тура - Шум затих. (Все перестали говорить.)
Олар ишни бир айдан битдирмеге токъташды - Они решили закончить работу через месяц.
Усталар ишге гиришди - Мастера принялись за работу. (Начали работать – совместно, одновременно.)
Олар атышды - Они стреляют.

В данных примерах ни один субъект действия не является объектом действия для другого субъекта, т.е. переходности действия нет. Одно и то же действие совершается не одним лицом, а двумя или несколькими совместно, одновременно.

Глаголы взаимно-совместного залога, образованные от переходных основ, обозначают:

  1. Взаимность действия (действие направлено взаимно на самих деятелей). Они на русский язык передаются: а) глаголами взаимно-возвратного значения возвратно-среднего залога: оьбюше “целуются”, къучакълаша “обнимаются”, сюзюше “бодаются (бодают друг друга)”, ябуша “дерется”, чабушалар “рубились”, чокъуша “дерутся (о птицах), ссорятся, бранятся”; б) описательно с помощью слов “друг друга”, “друг с другом”: сёгюше “ругают друг друга”, тизилише “выстраиваются в ряд (выстраиваются один за другим)”, токъалашалар “дерутся друг с другом, избивают друг друга”.

  2. Совместность действия. Кумыкские глаголы в этих случаях передаются на русский язык глаголами взаимно-возвратного значения: Биз ойлашабыз – Мы думаем. Халкъ хозгъалышгъан – Народ волнуется, восстал. Олар чатышгъан. – Они слились, породнились.

Глаголы взаимно-совместного залога по своей семантике могут выражать как взаимность, так и совместность: къарашмакъ “переглядываться и совместно смотреть”, гёрюшмек “повидаться и совместно видеть”, чакъырышмакъ “звать друг друга и совместно звать кого-либо”, танышмакъ “знакомиться друг с другом и совместно знакомиться с кем-либо”, атышмакъ “перестреливаться, стрелять совместно”, гелишмек “сходиться в чем-либо с кем-то, совместно приходить к соглашению”, урушмакъ “ругаться, браниться друг с другом, браниться, биться, ругаться между собой”.

Глаголы взаимно-совместного залога употребляются не только в значении взаимности и совместности, но и вместо множественного числа (в особенности в 3-м лице, где показатель множественности в кумыкском языке отсутствует). В этом значении кумыкские глаголы соответствуют русским глаголам множественного числа: барышды “они сошлись”, табушду “встретились”, жыйылышды “собрались”, чатышды “сошлись, сплелись”, оьбюшдю “поцеловались”, айрылышды “разошлись”, ювукълашды “сблизились”, къучакълашды “обнялись”, сёйлешди “договорились”, тартышды “соревновались, тягались”. Это особый способ выражения множественного числа, характерный для некоторых тюркских языков.

В русском языке кумыкским глаголам взаимно-совместного залога иногда соответствуют: возвратные глаголы, стоящие вне залога: ябушмакъ “бороться”, сёйлешмек “сговориться”; непереходные глаголы без -ся, имеющие лексическое значение взаимности: эришмек “спорить”, урушмакъ “повздорить”, давлашмакъ “воевать”, хабарлашмакъ “беседовать”.

В сопоставляемых языках субъекты взаимно-совместного действия могут выступать:

  1. Все в качестве подлежащего:

    а) подлежащее в форме множественного числа:

    Биз яхшы танышдыкъ - Мы хорошо познакомились.
    Яшлар оьчешдилер - Дети поссорились.
    Олар бир-бирине ювукълашдылар - Они приблизились друг к другу
    Олар тез гелишдилер - Они быстро договорились.

    б) в роли подлежащего, выраженного однородными членами предложения:

    Анасы да, къызы да къучакълашдылар - Мать и дочь обнялись
    Сатывчу да, алывчу да гелишип болмай тура - Продавец и покупатель никак не договорятся.

    в) в роли подлежащего, выраженного количественно-именным сочетанием:

    Эки яш ябуша - Два мальчика дерутся.
    Эки ат тебише - Две лошади лягаются.

    В кумыкском языке подлежащее, выступающее в качестве субъекта взаимно-возвратного действия, часто употребляется в форме единственного числа, тогда как в русском языке в этих случаях – всегда во множественном числе.

    Сыйыр сюзюше - Коровы бодаются (бодают друг друга).
    Яш ябуша - Мальчики борются.

    На множественность указывает форма взаимно-совместного залога.

  2. Один в качестве подлежащего, другой в качестве косвенного дополнения, которое в русском языке оформляется творительным падежом с предлогом с, а в кумыкском – основным с послелогом булан “с”:

    Мен атам булан оьлген аювгъа ювукълашдым. - Я с отцом приблизился к мертвому медведю.
    Эркъардашы къызардашы булан къучакълашды. - Брат обнялся с сестрой.
    Ол агъасы булан савбаллашды. - Он простился со старшим братом.

  3. Один в качестве подлежащего, другой в качестве косвенного дополнения в форме дательного направительного падежа (в кумыкском языке). В русском этой форме соответствует форма дательного падежа с предлогом к или творительного с предлогом с:

    Ёлдашына ювукълашды - Приблизился к другу.
    Къонакъгъа сорашды - Поздоровался с гостем.

    Субъекты грамматически могут быть не выражены, они восстанавливаются или по контексту, или по личным аффиксам глагола: сейлешдик “мы договорились друг с другом”, оьбюшдюк “мы целовались”, савболлашдыкъ “мы простились”.

Понудительный залог (юклетив даражалыкъ) в кумыкском языке

Понудительный залог – типичная особенность кумыкского языка, как и всех тюркских языков.

В русском языке побудительного залога как особой грамматической категории нет. Глаголы понудительного залога обозначают побуждение к действию повелением, приказанием, принуждением, просьбой. “… Основное содержание понудительного залога сводится к специфическому оттенку значения, который характеризуется как вмешательство одного субъекта в действие другого. Вмешательство это понимается весьма широко, начиная от приказания до молчаливого попустительства совершить что-либо” (Дмитриев 1940: 134–135)

Понудительный залог образуется как от переходных, так и от непереходных глаголов. Глаголы понудительного залога всегда переходные, даже в том случае, если образованы от непереходных глаголов.

В отличие от русского языка, в котором переходность не имеет форму выражения, в кумыкском различаются глаголы с формально выраженной и формально не выраженной переходностью.

Понудительный залог, который образован от основ переходных глаголов, предполагает участие в действий не менее двух субъектов, из которых один является исполнителем действия, выраженного глагольной основой, а другой – только заставляет, позволяет совершить действие. Один субъект подчинен другому.

Субъект, понуждающий к действию, является в предложении подлежащим и поэтому стоит в форме именительного падежа. Субъект-исполнитель действия оформляется дательно-направительным падежом. Субъект-исполнитель является объектом, в предложении – косвенным дополнением. Например: Мен студентге хабар яздырдым. (Субъект, понуждающий к действию, – мен “я”, субъект-исполнитель – студентге “студенту”. Субъект-исполнитель совершает действие, переходящее на прямой объект хабар “рассказ”.)

В действии, выраженном понудительными глаголами, образованными от непереходных основ, также участвует не менее двух объектов: Анасы яшын юхлатды “Мать усыпила ребенка” (Мать заставила ребенка спать). Но понудительность у глаголов непереходных, по сравнению с глаголами переходными, не так ясно выражена. Поэтому понудительные глаголы, образованные от непереходных основ, семантически как бы сливаются с переходными глаголами основного залога. Однако их отождествлять нельзя хотя бы потому, что понудительные глаголы, образованные от непереходных основ, кроме переходности, приобретают и понудительное значение. Понудительные глаголы, образованные от непереходных глаголов, отличаются от переходных основного залога и тем, что от них не образуется возвратный залог.

Понудительный залог в зависимости от переходности и непереходности исходной основы имеет две разновидности: а) понудительно-переходные глаголы; б) понудительно-каузативные глаголы.

Понудительно-переходные образуются от основы непереходных глаголов основного залога, приобретают значение переходных с понудительным оттенком. Им в русском языке соответствуют глаголы действительного залога, но они могут передаваться и аналитически: вспомогательный глагол заставить, дать, попросить, велеть, позволить в спрягаемой форме плюс основной (непереходный) глагол в неопределенной форме: Мен эртен тез яшланы тургъуздум “Я утром рано разбудил детей (заставил встать)”. Ону хабары бизин кюлетди “Его рассказ нас насмешил (заставил смеяться)”.

Оттенок понудительности проявляется довольно ясно, если прямым объектом (объектом-исполнителем) является одушевленный предмет: Китапны гелтир “Принеси книгу”. Сени гелтирсин “Тебя пусть приведет (попросит придти)”.

Понудительно-каузативные глаголы, образованные от основ переходных глаголов основного залога и от основ понудительно-переходных глаголов, приобретают ярко выраженное понудительное значение. Они на русский язык передаются в основном аналитически: вспомогательный глагол заставить, дать, попросить, велеть, позволить в спрягаемой форме + основной (переходный) глагол в неопределенной форме: Мен яшгъа сув ичирдим “Я заставил ребенка пить воду”. Огъар гючден айтдырдым “Я насильно заставил его говорить”.

Характерной особенностью кумыкского языка, как и других тюркских языков, является наличие вдвойне понудительных глаголов, которые образуются от простых понудительных с помощью дополнительных аффиксов понудительного залога, число этих “степеней для кумыкского глагола (как и во всех тюркских языках) теоретически не ограничено: кроме ”второй степени“ может быть ”третья степень“, ”четвертая степень“: бил-дир-мек ”заставить знать“ – бил-дир-т-мек ”заставить заставить знать“ – бил-дир-т-дир-мек – ”заставить заставить заставить знать“ … можно предположить, что исторически эти аффиксы были связаны с разными категориями и только впоследствии совпали в одной…” (Дмитриев 1940: 136).

Форма понудительного залога может выражать значение, близкое к значению страдательного залога: Мен утдурдум “Я проиграл” (дословно: Я дал другому победить себя). Мен китабымны урлатдым “У меня украли книгу” (дословно: Я дал украсть мою книгу). В таких предложениях при сказуемых в форме понудительного залога отсутствует грамматически выраженный объект (он не может быть субъектом данного действия) и субъект, понуждающий действие, пассивен.

Глаголы понудительного залога образуются с помощью различных аффиксов:

а) посредством аффикса -дыр, -дир, -дур, -дюр: язяз-дыр “заставь писать”, этэт-дир “заставь делать”, орор-дур “заставь жать”, сюйсюй-дюр “заставь любить”; глухим вариантом выступает аффикс -тыр, -тир, -тур, -тюр, который не отражается в орфографии: ятят-тыр (орф. ятдыр) “заставь лечь”, туттут-тур (орф. тутдур) “заставь держать”, тиктик-тир (орф. тикдир) “заставь шить”, тёктёк-тюр – (орф. текдюр) “заставь лить”;

б) немногочисленные глаголы присоединяют аффикс – -тыр, -тир, -тур, -тюр. В них понудительность не так ясно выражается: гелгел-тир “принеси, приводи, возбуди”, толтол-тур “наполняй, заполняй; выполняй; заряжай”, оьлоьл-тюр “убей”. Они образованы от непереходных глаголов.

в) присоединением аффикса -ыт, -ит, -ут, -ют, : ялкъ – ял-къыт//ялкъдыр “утомляй, надоедай”, саркъсаркъ-ыт “дай течь” (тонкой струйкой), къоркъкъоркъ-ут “испугай, угрожай (к.-либо)”, уьшюушю-т “обмороживай”, кюлекюле-т “насмеши”, уьркуьрк-ют “вспугивай”;

г) посредством аффикса -ыр, -ир, -ур, -юр: къачкъач-ыр “обрати в бегство, похищай, угоняй”, ичич-ир “заставь пить, напои, дай напиться”, тюштюш-юр “опусти, осаживай” гёчгёч-юр перемещай, переводи , гечгеч-ир переправь, переноси“, учуч-ур ”запускай, дай возможность улететь, выпускай";

д) при помощи аффикса -ар, -ер: чыкъчыгъ-ар “вытащи, заставляй, позволяй выйти; выпускай; вытаскивай”, къайткъайт-ар “возвращай, отправь назад кого-что-л.”, гетгет-ер “удаляй, смывай, стирай; проводи (время)”;

е) при помощи аффикса -гъуз, -гиз: туртур-гъуз “заставь встать; разбуди”, тир-гиз “оживи, воскреси”. В современном кумыкском языке основа глагола тир- без аффикса не употребляется;

ё) посредством аффикса -гъар, -гер: оьтоьт-гер “приводи; пропускай, переправляй, заставляй пройти по чему-л., сквозь что-л., через что-л.”, къут-гъар “освободи, выпусти”. В современном кумыкском языке къут+гъар стали неделимой основой;

ж) посредством аффикса -ыз, -из: акъагъ-ыз “плыви, лейся”, эмэм-из “соси, корми грудью”. Понудительная форма эмиз в современном кумыкском литературном языке не употребляется;

з) аффиксы -сет, -дар образуют понудительный залог от единичных глагольных основ: гёргёр-сет “покажи, укажи, предъяви”, авав-дар “повали, склони”.

В современном русском языке понудительного залога нет. Однако пережиточно сохранилась небольшая группа глаголов с оттенком каузативного значения.

Глаголы 2-го класса (инфинитив на -е-ть) имеют непереходное значение, а глаголы того же корня, принадлежащие к 5-му классу (инфинитив на -и-ть), отличные от первых только суффиксом глагольного класса, имеют переходное значение:

русский кумыкский
белеть – белить акъ болмакъ – акъ этмек // акъ чапмакъ
чернеть – чернить къара болмакъ – къара этмек //яла япмакъ
синеть – синить гёгермек – гёк этмек // гёк урмакъ.

Глаголы на -и-ть в данном случае имеют не только переходное значение. Они обозначают “специально заставлять что-то делать” или “заставлять находиться в каком-то состоянии”. Например, белить означает “заставлять быть белым”. Глаголы 5-го класса на -и-ть с тем же значением, как здесь, могут выступать и как производные от переходных же глаголов других классов (они специально обозначают “заставлять сделать то, что выражено непроизводным глаголом”. Например, питьпоить (помимо суффикса глагольного класса эта форма характеризуется и чередованием в основе “заставлять пить”). Такие глаголы со значением “заставлять делать” принято называть каузативными. Это остатки древних индоевропейских языков, в которых когда-то выделялся понудительный залог, который выражался изменениями в глагольной основе (чередованием глагольного корня и суффикса).

В настоящее время каузативные глаголы в русском языке относятся к глаголам действительного залога, но они частично сохраняют оттенок значения “заставить что-либо делать” или “заставить находиться в каком-то состоянии”. Ср.:

основной залог понудительный залог
пить – ичмеге поить – ичирмеге
лежать – ятмагъа положить – ятдырмагъа
гаснуть – сёнмеге погасить – сёндюрмеге
стареть – къартаймагъа состарить – къартайтмагъа
белеть – агъармагъа белить – агъартмагъа
чернеть – къаралмагъа чернить – къаралтмагъа
зеленеть – яшгъармагъа позеленить – яшгъартмагъа
сидеть – олтурмагъа сажать – олтуртмагъа

Глаголы действительного залога русского языка в контексте могут иметь понудительный оттенок: Я сшил пальто в мастерской – Мен пальто тикдим (тикдирдим). В указанном предложении один и тот же русский глагол действительного залога может передаваться на кумыкский язык то переходным глаголом основного залога, то глаголом понудительного залога.

Если действие, выраженное глаголом действительного залога, совершается самим субъектом (подлежащим), то русскому глаголу действительного залога в кумыкском соответствует переходный глагол основного залога, если имеется в виду, что действие совершается не самим субъектом (подлежащим), а через кого-то – глаголом понудительного залога: Я сбрил бороду (сам) – Мен сакъалымны юлюдюм (осн. залог). Я сбрил бороду (в парикмахерской) – Мен сакъалымны юлютдюм (понудительный залог).

Итак, отсутствие в русском языке понудительного залога не означает, что понудительность в нем не может быть выражена.

Категория лица (Ишликни бет категориясы)

Личные формы глагола выражают отношения действия к участию речи: 1-е лицо обозначает действие лица говорящего (аламан “беру”, алырман “буду брать”, алажакъман “возьму”, алдым “взял”, алгъанман “брал я”) или лица, говорящего совместно с другим лицом или лицами (алабыз “берем”, алырбыз “будем брать”, алажакъбыз “возьмем”); 2-е лицо обозначает действие того, к кому обращаются с речью (аласан “берешь”, алырсан “будешь брать”, алажакъсан “возьмешь”, алдынг “ты взял”, алгъансан “ты брал”; аласыз “берёте”, алырсыз “будете брать”, алажакъсыз “возьмёте”, алдыгъыз “вы взяли”, алгъансыз “вы брали”). Формы 1-го и 2-го лица относятся только к лицам. В случае стилистического олицетворения они могут относиться и к другим предметам. Форгма 3-го лица глагола может обозначать действие одушевленных и неодушевленных предметов, о которых идет речь (ол ишлей “он работает, она работает”, адам ишлей “человек работает”, мишик юхлай “кошка спит”, яш юхлай “ребенок спит”).

Аффиксы лица в кумыкском языке одновременно обозначают и лицо, и число.

В кумыкском языке различаются два типа личных аффиксов[8]:

I тип
Единственное число Множественное число
1-е лицо -ман, -мен -быз, -биз, -буз, -бюз
2-е лицо -сан, -сен -сыз, -сиз, -суз, -сюз
3-е лицо – (-лар, -лер)
Лицо Единственное число Множественное число
1-е лицо аламан – беру алабыз – берем
алгъанман – я брал алгъанбыз – мы брали
аларман – я буду брать аларбыз – будем брать
алажакъман – я возьму алажакъбыз – возьмем
2-е лицо аласан – берешь аласыз – берете
алгъансан – ты брал алгъансыз – вы брали
аларсан – будешь брать аларсыз – будете брать
алажакъсан – возьмешь алажакъсыз – возьмете
3-е лицо ала – берет ала(лар) – берет, берут
алгъан – брал алгъан(лар) – брал, брали
алар – будет брать алар – будет брать
алажакъ – возьмет алажакъ(лар) – возьмет, возьмут
II тип
Единственное число Множественное число
1-е лицо -къ, -к
2-е лицо -нг -гъыз, -гиз, -гъуз, -гюз
3-е лицо – (-лар, -лер)

Аффиксы лица II типа прибавляются к форме прошедшего (категорического), условного наклонения.

Единственное число Множественное число
1-е л. алдым – взял я алдыкъ – мы взяли
алсам – если возьму алсакъ – если мы возьмем
2-е л. алдынг – ты взял алдыгъыз – вы взяли
алсанг – если ты возьмешь алсагъыз – если вы возьмете
3-е л. алды – взял он алды(лар) – взял, взяли
алса – если возьмет алса(лар) – если возьмет, возьмут

В кумыкском языке по лицам изменяются все временные формы глагола. В русском языке глагол изменяется по лицам только в настоящем и будущем времени, а в прошедшем – не изменяется.

В сопоставляемых языках глаголы изменяются по числам. Категория числа глагола представлена аффиксами, общими и для категории лица, например: иду – бараман ( и -ман выражает значение 1-го лица и единственного числа).

Глагол в обоих языках изменяется также по временам (в русском языке в изъявительном наклонении). Наличием этой категории глагол отличается от других частей речи. Таким образом, система спряжений глагола в обоих языках включает в себя категории лица, числа, времени (в русском языке в прошедшем времени единственного числа, и в сослагательном наклонении – формы рода), которые реализуются в сфере более общей категории – категории наклонения.

Наклонение глагола (Ишликни багъышлары)

Наклонение выражает устанавливаемое говорящим лицом отношение содержания высказываемого к действительности, то есть действия к действительности.

В кумыкском языке различаются следующие спрягаемые формы наклонений: изъявительное наклонение (хабар багъыш), условное наклонение (шарт багъыш), желательное наклонение (тилек багъыш), повелительное наклонение (буйрукъ багъыш), сослагательное наклонение (шартлы багъыш), наклонение намерения (гереклик багъыш).

В русском языке различают три наклонения: изъявительное, повелительное, сослагательное.

Инфинитив, причастие, деепричастие не изменяются по лицам и поэтому не являются спрягаемыми формами, но они входят в систему глагола, так как имеют общую со спрягаемыми формами систему формообразования.

Таким образом, общая система форм глагола включает следующие формы: а) инфинитив, как исходную, начальную форму; б) спрягаемые формы в составе изъявительного, сослагательного, повелительного наклонений в обоих языках и условного, желательного и наклонения намерения в кумыкском дополнительно; в) формы причастий; г) формы деепричастий.

Изъявительное наклонение (Хабар багъыш)

В кумыкском и русском языках изъявительное наклонение не имеет специальных морфологических форм – аффиксов наклонения.

Характерной особенностью изъявительного наклонения является обязательная связь его с временами и спряжение по лицам, то есть оно реализуется в спрягаемых формах времени. И поэтому аффиксы времени являются морфологическими показателями изъявительного наклонения.

Изъявительное наклонение глагола обозначает реальное действие, т.е. устанавливает наличие действия (в настоящем, прошедшем, будущем времени) или же отрицает его. Категория времени выражает отношение действия к моменту речи или к какому-нибудь другому моменту времени, принятому за основу временных отношений.

Изъявительное наклонение в кумыкском языке характеризуется многообразием временных форм, что, видимо, можно объяснить спецификой развития диалектной системы в целом, на базе которой формировался кумыкский литературный язык.

Система времен изъявительного наклонения в кумыкском языке:

I. Простые (синтетические) формы времен.

  1. Настоящее время (аффиксы: , , ).

  2. Прошедшее определенное (аффиксы: -ды, -ди, -ду, -дю).

  3. Прошедшее неопределенное (аффиксы: -гъан, -ген).

  4. Будущее определенное (аффиксы: -ажакъ, -ежек, -жакъ, -жек).

  5. Будущее неопределенное (аффиксы: -ар, -ер, -ыр, -ир, -ур, -юр, ).

II. Аналитические формы времен изъявительного наклонения.

  1. Прошедшее незаконченное: , , + эди; , , + болгъан.

  2. Давнопрошедшее: -гъан, -ген + эди; -гъан, -ген + болгъан.

  3. Прошедшее многократное: -агъан, -еген + эди; , , + тургъан эди.

  4. Прошедшее продолжительное: -макъда, -мекде + эди.

Настоящее время (Гьалиги заман)

Глаголы настоящего времени в кумыкском языке образуются от формы 2-го лица единственного числа при помощи аффиксов , , : бара “идет”, геле “приходит”, яшай “живет”.

Спряжение настоящего времени происходит при помощи личных аффиксов I типа.

Положительная форма – Барлыкъ форма
Единственное число Множественное число
Мен бараман – я иду. Биз барабыз – идем.
Сен барасан – ты идешь. Сиз барасыз – идете.
Ол бара – он идет. Олар бара(лар) – идут.
Мен гетемен – я ухожу. Биз гетебиз – уходим.
Сен гетесен – ты уходишь. Сиз гетесиз – уходите.
Ол гете – он уходит. Олар гете(лер) – уходят.
Мен къарайман – я смотрю. Биз къарайбыз – мы смотрим.
Сен къарайсан – ты смотришь. Сиз къарайсыз – вы смотрите.
О, ол къарай – он смотрит. Олар къарай(лар) – они смотрят.
Отрицательная форма – Ёкълукъ форма
Единственное число Множественное число
Мен бармайман – я не иду. Биз бармайбыз – мы не идем.
Сен бармайсан – ты не идешь. Сиз бармайсыз – вы не идете.
О, ол бармай – он не идет. Олар бармай(лар) – они не идут.
Мен къарамайман – я не смотрю. Биз къарамайбыз – мы не смотрим.
Сен къарамайсан – ты не смотришь. Сиз къарамайсыз – вы не смотрите.
О, ол къарамай – он не смотрит. Олар къарамай(лар) – они не смотрят.
Вопросительная форма – Сорав форма
Единственное число Множественное число
Мен бараманмы? – я иду? Биз барабызмы? – мы идем?
Сен барамысан? – ты идешь? Сиз барамысыз? – вы идете?
О, ол барамы? – он идет? Олар барамы? – они идут?

Настоящее время глагола в кумыкском и русском языках в основном обозначает действие, которое происходит одновременно с моментом речи, или состояние, в котором находится предмет или лицо в момент речи, т.е. тогда, когда о нем говорят: Мен дарсларымны этемен “Я делаю уроки”; Къызардашым къурчакъ ойнай “Сестра играет с куклой”.

В контексте это общее временное значение может приобретать некоторые семантические оттенки, связанные с протяженностью действия, трансформацией формы в сферу других времен, повторяемостью, которые непосредственно связаны с общим темпоральным значением глагольной формы.

  1. Форма настоящего времени в кумыкском языке употребляется для обозначения такого действия, которое совершается постоянно, всегда, систематически, закономерно повторяется, т.е. не связанного с данным моментом, действия, характерного для данных существ: Гюн чыгъа “Солнце восходит”. Адам солув ала “Человек дышит”. Адам оьле “Человек умирает”. Яш тува “Ребенок рождается”.

    К вневременному приближается обобщенное действие, которое употребляется при формулировке правил, в поговорках, загадках: Гьаракатны англатагъан сёзлеге ишлик деп айтыла “Слова, которые обозначают действие, называются глаголом”. Алмасы терегинден арек тюшмей “Яблоко от яблони недалеко падает”.

  2. Настоящее время употребляется и для обозначения действия, которое произойдет в недалеком будущем и в совершении которого говорящий уверен. Стилистическая замена будущего времени настоящим происходит, когда говорящий твердо уверен в совершении действия или когда срок между действием и моментом речи совсем небольшой.

    Форма настоящего времени в статусе будущего может выражать значение императива: Эртен тез турасан, зарядка этесен, дарсларынгны такрарлайсан, тез школагъа барасан “Встаешь рано, делаешь зарядку, повторяешь уроки и быстро идешь в школу”. Олай этмей (этмегиз) “Так не делают”. Эртенокъ биченге гетемен “Рано утром ухожу на сенокос”. Тангала атабызны тувгъан гюнюн этебиз “Завтра отмечаем день рождения нашего отца”. Мен буссагьат гелемен “Я сейчас приду” (букв. “вот-вот иду”).

  3. Форма на -а, , употребляется и в значении прошедшего времени. В контексте прошедшего времени (настоящее время употреблено относительно) данная форма функционирует для усиления достоверности и выразительности высказывания: Гелемен, кёп заман къарайман – ёкъсан “Прихожу, долго жду – тебя нет”.

Форма настоящего времени, сочетаясь с модальными частицами, вспомогательными словами, приобретает различные модальные оттенки, аспектные оттенки.

  1. Форма настоящего времени + тура обозначает действие, совпадающее с моментом речи или началом действия: Ол охуй тура “Он читает”. Иш башлана тура “Работа начинается”.

    Деепричастная форма на -ып + тура выражает действие, совпадающее с моментом речи, или повторяющееся действие, имеет семантический оттенок, связанный с протяженностью действия, то есть имеет значение настоящего расширенного времени: ятып тура “лежит” (букв. “продолжает лежать”). Бир де токътамай охуп тура “Все время читает”.

    Форма на -ып + юрюй обозначает действие, охватывающее более или менее широкий отрезок времени: къой багъып юрюй “пасет овец”.

  2. Настоящее время + бола обозначает действие, которое повторяется: О бизге геле бола “Проходит” (букв. “время от времени приходит, часто приходит”).

  3. , , + буса ярай выражает сомнение, предположение: Елдашым да шо ишде ортакъчылыкъ эте буса ярай “Мой товарищ тоже, может быть, участвует в этом”.

  4. Настоящее время + модальное слово экен обозначает результативность: Бизин булан директор да геле экен “С нами, оказывается, и директор идет”.

Форма возможности настоящего времени: алып бола “может взять”, барып бола “может пойти”.

Форма невозможности: алып болмай “не может взять”, барып болмай “не может пойти”.

Вопросительная и отрицательная формы даны в разделе “Категория лица”.

В русском языке по образованию форм настоящего (будущего простого) времени и форм, производимых от основы настоящего времени, глаголы делятся на два типа спряжения: первое спряжение (I) и второе спряжение (II). Особенности каждого типа наглядно демонстрируются в личных формах настоящего времени (кроме форм 1-го лица единственного числа, которые совпадают в обоих типах).

Формы настоящего времени глаголов, первое спряжение
Единственное число Множественное число
Я пишу, читаю (-у, -ю) Мы пишем, читаем (-ем)
Ты пишешь, читаешь (-ешь) Вы пишете, читаете (-ете)
Он пишет, читает (-ет) Они пишут, читают (-ут, -ют)
Формы настоящего времени глаголов, второе спряжение
Единственное число Множественное число
Я дышу, говорю (-у, -ю) Мы дышим, говорим (-им)
Ты дышишь, говоришь (-ишь) Вы дышите, говорите (-ите)
Он (она) дышит, говорит (-ит) Они дышат, говорят (-ат, -ят)
Формы будущего времени глаголов совершенного вида, первое спряжение
Единственное число Множественное число
Я напишу, прочитаю (-у, -ю) Мы напишем, прочитаем (-ем)
Ты напишешь, прочитаешь (-ешь) Вы напишите, прочитаете (-ете)
Он напишет, прочитает (-ет) Они напишут, прочитают (-ут, -ют)
Формы будущего времени глаголов совершенного вида, второе спряжение
Единственное число Множественное число
Я закончу, построю (-у, -ю) Мы закончим, построим (-им)
Ты закончишь, построишь (-ишь) Вы закончите, построите (-ите)
Он закончит, построит (-ит) Они закончат, построят (-ат, -ят)

Итак,

окончания глаголов настоящего и будущего времен изъявительного наклонения такие:
Единственное число Множественное число
1-е л. -у, -ю; -ем, -им.
2-е л. -ешь, -ишь; -ете, -ите.
3-е л. -ет, -ит; -ат, -ят.

В русском языке форма настоящего времени свойственна только глаголам несовершенного вида. Форма настоящего времени обозначает:

  1. действие незначительной длительности, одновременное с моментом речи: “Дети играют” Яшлар ойнай. “Учитель читает” Муаллим охуй. “Урок начинается” Дарс башлана;

  2. неопределенную длительность действия, а также действие или состояние, присущее предмету как лицу постоянно, всегда: “В лесу растут дуб, граб, ясень” Агъачлыкъда эмен, гогаман, гюйрюч оьсе. “Зимой люди одевают теплые одежды” Къышда адамлар исси опуракълар гие. “Человек дышит легкими” Адам оьпкелери булан тыныш ала. “Земля вращается” Дюнья айлана. “Птицы вьют гнезда” Къушлар уялар тиге;

  3. действие, осуществленное в прошлом. Форма настоящего времени в значении прошедшего употребляется для придания рассказу большей живости и изобразительности: “Показался Печорин” Печорин гёрюндю. “Он спокойно подходит, холодно подает Максиму Максимычу руку” Ол алгъасамай ювукълаша, сувукъ кюйде Максимычгъа къолун узата;

  4. действие, которое в ближайшем будущем должно быть осуществлено. Говорящий уверен в его осуществлении и выражает готовность осуществить его: “Мы сегодня проводим научную конференцию” Биз бугюн илму конференция оьтгеребиз. “Завтра едем на республиканскую конференцию” Тангала республика конференциясына барабыз.

При всем многообразии значений форма настоящего времени глагола в русском языке образуется путем присоединения к основе настоящего времени несовершенного вида личных окончаний: , ; -ешь, -ишь; -ет, -ит; -ем, -им; -ете, -ите; -ут, -ют; -ат, -ят: пиш-у, пиш-ешь, пиш-ет, пиш-ем, пиш-ете, пишут; дыш-у, дыш-ишь, дыш-ит, дыш-им, дыш-ите, дыш-ат.

При спряжении у ряда глаголов происходит чередование согласных в конце основы:

пеку – печешь (к-ч)
берегу – бережешь (г-ж)
вожу – возишь (ж-з)
мщу – мстишь (щ-ст)
кормлю – кормишь (мл-м)
сплю – спишь (пл-п)
хожу – ходишь (ж-д)
лечу – летишь (ч-т)
прошу – просишь (ш-с)
люблю – любишь (бл-б)
ловлю – ловишь (вл-в)
графлю – графишь (фл-ф)

Итак, формы настоящего времени, обозначающие действие, одновременное с моментом речи, в кумыкском и русском языках эквивалентны: Мен олтураман “Я сижу”.

Настоящее время глагола в русском языке, обозначающее действие или состояние, постоянно присущее определенным предметам или лицам, передается в кумыкском и русском языке также простой формой (переходное настоящее время): Сув агъа “Вода течет”. Балыкъ юзе “Рыба плавает”.

Остальные значения форм настоящего времени глаголов русского языка в кумыкском выражаются сложной формой (переходное настоящее время): Янгур явуп тура “Дождь идет”. Ол шунда гьаман юрюп тура “Он часто ходит сюда”. Биз олагъа бара балабыз “Мы к ним ходим”.

Одна и та же форма глагола с одним и тем же значением русского языка в кумыкском может передаваться разными формами настоящего времени: Биз оланы гёрюп турабыз, олар бизин гёрмей // Биз оланы гёребиз, олар бизин гёрмей “Мы их видим, а они нас не видят”.

Для кумыков некоторую трудность представляет неоднородность личных окончаний глаголов русского языка, а также чередование согласных в конце основы. Не совсем легко различают кумыки и личные окончания третьего лица единственного и множественного чисел, личное окончание третьего лица единственного числа и неопределенную форму на -еть, -ишь, личное окончание третьего лица множественного числа и неопределенную форму на -ать, -ять.

Будущее время (Гележек заман)

В кумыкском и русском языках глагол имеет формы для выражения будущего времени действия или состояния.

Глаголы будущего времени в кумыкском языке имеют две разновидности: белгисиз гележек заман (будущее неопределенное), белгили гележек заман (будущее определенное).

Формы будущего времени обозначают действие, следующее за моментом речи.

Будущее неопределенное время (Белгисиз гележек заман) в кумыкском языке

Спрягаемая основа будущего неопределенного времени образуется при помощи аффиксов:

  1. -ар, -ер (после согласных): алар “возьмет”, гелер “придет”, язар “напишет”, юзер “поплывет”.

  2. -ыр, -ир, -ур, -юр (после согласных): алыр “возьмет”, гелир “придет”, юзюр “поплывет”, болур ”будет";

  3. (после гласных): башлар “начнет”, ташлар “выбросит”, ишлер “будет работать”;

  4. (присоединяется к отрицательной форме будущего неопределенного времени): бармас “не пойдет”, алмас “не возьмет”, гелмес “не придет” (с < з < р: барма+рбарма+збарма+с).

При спряжении к основе присоединяются личные окончания полного типа.

Положительные формы
Единственное число Множественное число
Мен язарман – я буду писать. Биз язарбыз – мы будем писать.
Сен язарсан – ты будешь писать. Сиз язарсыз – вы будете писать.
О, ол язар – он (она) будет писать. Олар язарлар – они будут писать.
Мен гелермен – я буду приходить. Биз гелербыз – мы будем приходить.
Сен гелерсен – ты будешь приходить. Сиз гелерсиз – вы будете приходить.
Ол гелер – он будет приходить. Олар гелер(лер) – они будут приходить.
Отрицательные формы
Единственное число Множественное число
Мен язмасман – я не буду писать. Биз язмасбыз – мы не будем писать.
Сен язмассан – ты не будешь писать. Сиз язмассыз – вы не будете писать.
Ол язмас – он не будет писать. Олар язмас(лар) – они не будут писать.

Кумыкская форма язарман в зависимости от контекста может быть переведена на русский язык и как я буду писать, и как я напишу.

Форма на -ар выражает действие, которое совершится в будущем, после момента речи, но осуществление этого действия мыслится не совсем уверенно, определенно.

Н.К. Дмитриев утверждает, что данная форма может соответствовать русскому будущему совершенного и несовершенного вида (1940: 102). Следует уточнить, что уверенность или неуверенность в осуществлении действия в будущем в основном возникает при поддержке контекста, т.е. при наличии тех или иных лексических средств. Основное же значение формы -ар совпадает с формой будущего времени несовершенного вида русского глагола.

  1. Форма на -ар / -ыр является одной из самых ранних временных форм тюркского глагола, и поэтому, естественно, она богаче в семантическом отношении. В устойчивых фразеологических оборотах, пословицах, поговорках, загадках форма на -ар приобретает значение переходного настоящего будущего времени, то есть обозначает действие, не связанное с определенном моментом, и обозначает действие, в осуществлении которого говорящий не сомневается. Къатын айтар – эр къайтар “Жена скажет – муж исполнит”. Эренлер деген булан эр болмас “Если названы мужчинами, они еще не мужчины”. Алма терегинден ари тюшмес “Яблоко от яблони недалеко падает”. Дели бийимес, бийисе тынмас “Безумец не станцует, станцует – не остановишь”. Арив азар – къылыкъ озар “Красота потускнеет (букв. похудеет) – нрав (нравственность) победит”.

  2. Форма на -ар при поддержке контекста и модальных слов балики, болма ярай обозначает будущее действие с оттенком предположительности: Балики, шу иш болмас “Вероятно, эта работа не осуществится”. Болма ярай, къонакълар геч гелер “Возможно, гости поздно придут”. Тангала сама шо масъала чечилер “Завтра, видимо, этот вопрос решится”.

  3. Форма на -ар обозначает будущее действие с оттенком категоричности. При сопровождении модальным словом ёкъ “нет” модальное значение невозможности усиливается. Такие формы в основном употребляется в синтаксисе разговорной речи (ситуативно): Болар! “Будет сделано”. Бек арив этер “Еще как сделает” Ёкъ, болмас “Нет, не будет сделано”. Значение -ар в данном случае можно сопоставить с формой -жакъ.

  4. Обозначает будущее действие со значением предупреждения, ожидания, предостережения: О къайтар, сонг чечилер ону масъаласы “Он вернется, потом решится его вопрос”. Дагъы сен шолай ишни этерсен, къарарбыз “Еще такое сделаешь, посмотрим”. Чалгъыны гече тюерсен, эртен тез чыгъарсан “Косу ночью отточишь, утром рано выйдешь”. Бу адамдан нени де къаравуллама ярай, бу нени де этер “От него можно все ожидать, он что угодно может сотворить”.

  5. Может выражать оттенок модального значения возможности. Такое значение осуществляется в основном в главном предложении сложного условно-придаточного предложения: Тез тургъан къойчуну къойлары эгиз къозлар “У чабана, который встанет рано, окотятся по два ягненка”. Кёп охусанг, кёп билерсен “Много будешь читать, много будешь знать”. Юреклер ювукъ болса, ёл йыракъ болмас “Если сердца близки, дорога не будет длинной”. Ат авланса, тюк къалар “Если лошадь перевернется, шерсть останется”. Уллу бола туруп, кёпню гёрерсен “Со временем многое увидишь”.

  6. Обозначает действие, которое повторяется, является обычным, характерным действием производителя: Ай чыгъар аршны ярып, гюн чыгъар дюньяны алып “Луна взойдет, небо рассекая, солнце взойдет, мир осветив”. Олай болгъунча, кёп сувлар агъар “Пока оно осуществится, много воды утечет”.

  7. Обозначает действие или состояние, которое говорящий намерен выполнить в будущем или считает своей целью: Тангала биз ёлгъа чыгъарбыз “Завтра мы пойдем”. Тез бармагъа къарарман “Постараюсь пойти рано”. Атамны сёзлерин бир де унутмасман “Слова отца никогда не забуду”.

  8. Выражает различные оттенки повеления (приказание, распоряжение, приглашение к действию), просьбы: Эртен тез турарсан, дарсланы такрарларсан, геч болмай школагъа барарсан “Завтра утром встанешь рано, повторишь уроки, без опозданий пойдешь в школу”. Йырчы Къазакъны тилини гьакъында сёйлеп болмасмысыз? “Не сможете выступить с сообщением о языке Йырчы Казака?”

Семантическое развитие получила форма на -ар и в сочетании с вспомогательными и безличными глаголами. Все это связано с древностью формы -ар, она является немаркированным членом корреляции.

Будущее определенное время (Белгили гележек заман) в кумыкском языке

Основа глаголов будущего определенного времени образуется при помощи аффиксов: -ажакъ, -ежек (после согласных); -жакъ, -жек (после гласных). Например: бар-ажакъ “пойдет”, гел-ежек “придет”, оху-жакъ “прочитает”, ишле-жек “поработает”.

При спряжении к основе присоединяются личные аффиксы (I тип).

Положительные формы
Единственное число Множественное число
Мен баражакъман – я пойду. Биз баражакъбыз – мы пойдем.
Сен баражакъсан – ты пойдешь. Сиз баражакъсыз – вы пойдете.
О, ол баражакъ – он пойдет. Олар баражакъ(лар) – они пойдут.
Мен гетежекмен – я уйду. Биз гетежекбиз – мы уйдем.
Сен гетежексен – ты уйдешь. Сиз гетежексиз – вы уйдете.
Ол гетежек – он уйдет. Олар гетежек(лер) – они уйдут.
Отрицательные формы
Единственное число Множественное число
Мен бармажакъман – я не пойду. Биз бармажакъбыз – мы не пойдем.
Сен бармажакъсан – ты не пойдешь. Сиз бармажакъсыз – вы не пойдете.
О, ол бармажакъ – он не пойдет. Олар бармажакъ(лар) – они не пойдут.

Форма на -ажакъ может выражать отрицание при помощи модального слова тюгюл “нет, не”: баражакъ тюгюлмен, баражакъ тюгюлсен, баражакъ тюгюл, баражакъ тюгюлбюз, баражакъ тюгюлсюз, баражакъ тюгюл(лер). Такая форма употребляется в основном в разговорной речи и означает, что действие, которое выражено глаголом, категорически не будет совершено.

Форма на -ажакъ обозначает действие, следующее за моментом речи, в совершении которого говорящий твердо уверен. Форма на -ажакъ не характеризуется богатством значений. Тем не менее в контексте она приобретает некоторые оттенки будущего конкретного времени:

  1. Обозначает действие, следующее за моментом речи, с оттенком предосторожности, предупреждения: Оьрден буйрукъ гележек “Сверху приказ поступит”. Бек бюркев эди: яважакъ “Было очень душно: дождь пойдет”.

  2. Категоричность формы на -ажакъ усиливается повтором ее в различных сочетаниях: Этежексен этежек, эт дагъы татыву булан “Ведь сделаешь, тогда делай со вкусом”. Мен огъар айтажакъман айтажакъланы “Я ему скажу то, что положено”.

Н.К. Дмитриев отмечает, что “при некоторых словах и оборотах, которые выражают как бы абсолютную гарантию в совершении действия, употребляется исключительно будущее II (форма на -ажакъ). Однако автор ”Грамматики кумыкского языка“ между формой на -ажакъ и формой на -ар никаких видовых различий не видит. ”… Различие двух русских будущих: совершенного (“приду”) и несовершенного (“буду приходить”) не имеет ничего общего с соотношением кумыкских будущего I (на -ар) и будущего II (на -ажакъ), каждое из которых, в зависимости от контекста, можно переводить по-русски и совершенным и несовершенным видом".

Между тем по характеру протекания процесса, т.е. в его отношении к пределу, результату, длительности, повторяемости, форма на -ажакъ и форма на -ар в какой-то мере отличаются друг от друга: форма на -ар близка к русскому несовершенному виду, а форма на -ажакъ – к совершенному виду.

В русском языке будущее время глагола имеет две формы: будущее простое и будущее сложное.

Простое будущее время образуется от глаголов совершенного вида путем прибавления к основе личных окончаний.

Таким образом, форма простого будущего времени отличается от формы настоящего времени только основой, т.е. простое будущее время образуется от основы совершенного вида (написатьнапишу́, напи́шите), а настоящее время образуется от основы несовершенного вида (писатьпишу́, пи́шете).

Форма простого будущего времени, как и настоящего времени, изменяется по лицам и числам.

Простое будущее время употребляется:

  1. Для выражения будущих действий, когда внимание сосредоточивается не на продолжительности действия, а на достижении результата: “Что я сделаю для людей!” – сильнее грома крикнул Данко. – “Халкъ учун мен не этежекмен!” – кёк кёкюрегенден де гючлю къычырды Данко. Наше дело правое. Мы победим. – Биз тюзбюз. Биз уьст болажакъбыз. Чтоб, умирая, смог сказать: “Все силы, вся жизнь были отданы борьбе за освобождение человечества”. – Оьлегенде айтып болмакъ учун: "Бары гючюм, бар яшавум халкъымны азат этме бердим. Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет. – Бизге шёшге булан ким гелсе, шёшгеден оьлме де оьлежек.

  2. Для решительного выражения неизбежности, привычности действия или для выражения отказа от действия, сознания неспособности к действию или невозможности действия: Решетом воды не наносишь. – Элек булан сув алмас. Как аукнется, так и откликнется. – Сен болгъан кюйде сагъа да болажакъ. Что посеешь, то и пожнешь. – Не чачсанг, шону аларсан. Без труда не выловишь и рыбки из пруда. – Къыйын тёкмейли, кёлден балыкъ да тутмассан.

  3. Для выражения повторяющихся однократных действий: Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя, то, как зверь, она завоет, то заплачет, как дитя. – Кёкню боран бюркелей, бир къыр жан йимик улуй, бир де яш йимик йылай. То серым волком пронесется по степи, то … – Бир гёк бёрю йимик чалт тюзлюкден гете, бир де …

  4. Для обозначения действия, относящегося к прошедшему времени, в описаниях: Жил Базаров у Аркадия, проводил опыты. Базаров встанет утром рано и отправится к озеру. – Базаров Аркадийлерде яшай эди, сынавлар эте эди. Базаров эртен тез тура, кёлге гете. Катерина тосковала по своим родителям. Встанет рано и побежит к речке и отплывает далеко-далеко. – Катерина ата-анасын бек сагъына. Эртен тез туруп, оьзенге чаба, юзюп ариге гете.

Сложное будущее время или будущее время несовершенного вида образуется сочетанием форм будущего времени вспомогательного глагола быть и инфинитива спрягаемого глагола.

Вспомогательный глагол быть изменяется по лицам и числам, указывает на время, но не обозначает особого действия, действие выражается инфинитивом.

Сложное будущее время обозначает действие, которое совершится в будущем, оно не указывает на длительность и результативность действия: Я буду жить по законам отцов и дедов. – Мен ата-бабаларымны яшавун узатажакъман.

В качестве вспомогательного глагола могут употребляться глаголы стать и начать, которые придают значению будущего времени дополнительное значение начала действия: Начну работать по-новому. Не стану раскрывать тайну. – Янгы кюйде ишлеме башлажакъман. Сырымны чечмежекмен.

Итак, форма будущего времени, обозначающая достижение результата, неизбежность, привычность действия, сознания неспособности к действию или невозможности действия, в русском и кумыкском языках в основном эквивалентны. В кумыкском они выражаются формами -ажакъ, -ар. Что касается таких значений формы простого будущего времени русского языка, как повторяющихся однократных действий, значение прошедшего времени в описаниях, то им в кумыкском языке могут соответствовать формы настоящего времени.

Прошедшее время (Гетген заман)

Прошедшее время глагола в кумыкском и русском языках обозначает действие, которое произошло до момента речи.

Но промежуток времени, прошедший до момента речи, может быть различным в смысле близости или давности, а также определенности или неопределенности совершаемого действия.

В кумыкском языке существует большое разнообразие форм прошедшего времени по сравнению с русским языком, что связано с различными модальными, аспектуальными, стилистическими значениями. Это может быть действие очевидное, неочевидное, завершенное, незавершенное, давнопрошедшее, сравнительно недавно прошедшее.

Основными в кумыкском языке являются следующие формы прошедшего времени:

  1. Белгили гетген заман (прошедшее определенное или очевидное прошедшее время).

  2. Белгисиз гетген заман (неопределенное или неочевидное прошедшее время – перфект).

  3. Битмеген гетген заман (прошедшее незаконченное – имперфект).

  4. Тезги гетген заман (давнопрошедшее время – плюсквамперфект).

  5. Такрарлы гетген заман (прошедшее многократное).

  6. Узатылгъан гетген заман (прошедшее продолжительное).

Прошедшее определенное (Белгили гетген заман) в кумыкском языке

Прошедшее определенное время в кумыкском образуется путем прибавления к основе глагола или к форме глагола с залоговыми аффиксами особых аффиксов прошедшего времени: -ды, -ди, -ду, -дю.

При спряжении к основе присоединяются личные окончания II типа (краткий тип).

Положительные формы
Единственное число Множественное число
Мен яздым – Я написал. Биз яздыкъ – Мы написали.
Сен яздынг –Ты написал. Сиз яздыгъыз – Вы написали.
О, ол язды – Он (она) написал. Олар язды(лар) – Они написали.
Мен гирдим – Я зашел. Биз гирдик – Мы зашли.
Сен гирдинг – Ты зашел. Сиз гирдигиз – Вы зашли.
О, ол гирди – Он зашел. Олар гирди(лер) – Они зашли.
Отрицательные формы
Единственное число Множественное число
Мен язмадым – Я не написал. Биз язмадыкъ – Мы не написали.
Сен язмадынг – Ты не написал. Сиз язмадыгъыз – Вы не написали.
О, ол язмады – Он (она) не написал. Олар язмады(лар) – Они не написали.

Форма на -ды обозначает определенное, очевидное, целостное, по большей части однократное действие, которое совершилось в прошлом: Къыз башлап Алатавну тёбесине, сонг ялан аякъларына къарады “Девушка сначала посмотрела на голову Алатова, потом на босые ноги”. Ислам анасы лакъырны ушатмагъанны билди “Ислам догадался, что сказанное не понравилось матери”. Гьар заман йимик, ананы бетине къарап, гёнгюндегин англады “Как всегда, посмотрев на лицо матери, догадался, что у нее на душе” (3. Атаева).

  1. В контексте форма на -ды может обозначать длительное, продолжительное действие, смену, последовательное развитие действий: Эс тапгъанлы, эл сокъмагъын сакъладым. “Со дня совершеннолетия неотступно шагал по тропам предков”. Белге бош къын илмедик, бош тюбеклер такъмадыкъ, гёземеге селпмедик, гёзлемейли чакъмадыкъ “К поясу пустые ножны не прицепляли, незаряженные (пустые) ружья не носили, для видимости не кидались (не замахивались), не целившись (впустую), не спускали курок” (А. Акаев). Шамсият къапуланы гючлю авазын чыгъарып къакъды. Жавап береген гьеч, гиши болмады. Дагъы да гирегенер ёкъму жен деп, айланасын тергеди. “Шамсият сильно постучалась в ворота. Никто не отвечал. Ища вход в здание, она посмотрела вокруг” (3. Атаева).

  2. Прошедшее категорическое может выражать повеление, призыв к совершению действия, предостережение: Узакъ олтурдукъ. Чыкъдыкъ. Тийдинг – оьлдюнг. Айтдынг – битди! “Долго сидели. Выйдем (пойдем). Тронул – умер. Сказал – конец!”.

  3. Прошедшее на -ды может употребляться в значении прошедшего на -гъан: Мени яшлыгъым юртда оьтдю. Юрт яшавну бары да татывун алдым: биченни ийисин де билдим, къойну, сыйырны янгы тувгъан баласын да сибирдим, уьй де этдим, агъачлыкъны леззетин де гёрдюм, халкъымны гьакъылы, яшаву булан оьсдюм. “Мое детство прошло в ауле. Я впитал всю сладость сельской жизни: познал запах сена, новорожденных ягненка, теленка руками вытирал, дом строил, прелесть леса познал, жизнью народа жил, его умом рос” (Н.Х. Ольмесов).

  4. В контексте форма на -ды может приобретать оттенок настоящего времени, т.е. совпадать с моментом речи: Хапарсыздан атамны къонакълары гелип къалды. Бек сююндюм. Тез турдум, аш этме урундум. Бары да сакълагъанымны тепсиге салдым. “Неожиданно приехали отцовские кунаки. Очень обрадовалась. Быстро встала, кушать начала готовить. Все запасы поставила на стол”.

В русском языке все действия, прошедшие до момента речи, несмотря на близость или давность, определенность или неопределенность, очевидность и неочевидность, передаются одной формой прошедшего времени – суффиксом . Форма на совмещает в себе различные оттенки прошедшего времени.

В русском языке прошедшее время глагола как совершенного, так и несовершенного вида образуется от основы неопределенной формы посредством суффикса и родовых окончаний и множественного числа: пришел, пришла, пришло, пришли.

В некоторых глаголах в форме прошедшего времени суффикс отсутствует, но в других родовых формах и во множественном числе опять выступает: нес, несла, несли; берёг, жёг, стриг, замер, тёр, грёб, скрёб.

Суффикс в форме мужского рода также отсутствует в глаголах с суффиксом -ну после г, к, е, з, с, б, п, если в формах прошедшего времени суффикс -ну опускается: мо́кнутьмо́к, мо́кла, мо́кло, мо́кли; продрогнуть, оглохнуть, мёрзнуть, повиснуть, погибнуть, ослепнуть.

В русском языке, в отличие от кумыкского, форма прошедшего времени не изменяется по лицам. Различные значения в формах прошедшего времени связаны с принадлежностью глагола к несовершенному или совершенному виду.

Форма прошедшего времени глаголов несовершенного вида в основном обозначает действие, которое произошло до момента речи, но не указывает на прекращение этого действия и на достижение результата: Уж небо осенью дышало. Уж реже солнышко блистало. Короче становился день (А.С. Пушкин). В кумыкском языке соответствует прошедшее неочевидное на -гъан: Кёк гюз тюсге гирген. Гюнню йыртыллаву аз болгъан. Гюн къысгъартылгъан (къысгъа болгъан).

Форма прошедшего времени совершенного вида обозначает, что действие произошло до момента речи, при этом подчеркивает совершенность действия: Однажды в студеную зимнюю пору я из лесу вышел. Был сильный мороз … В лесу раздавался топор дровосека (Н.А. Некрасов). В кумыкском данное значение передается формой прошедшего категорического времени на -ды: Оно может передаваться аналитической формой -а+эди. Къышны бир сувукъ гюню мен агъачлыкъдан чыкъдым. Бек сувукъ эди. Агъачлыкъда агъач гесеген аваз геле эди.

В некоторых случаях от глаголов совершенного вида образуется особая форма прошедшего времени, называемая глагольным междометием, которая состоит из простой основы: хлопнутьхлоп, прыгнутьпрыг, бултыхнутьбултых, брякнутьбряк, бу́хнутьбух.

Глагольное междометие обозначает, что действие произошло в прошлом стремительно и неожиданно: Волк вдруг скок к нему на полати (И. Крылов).

В кумыкском языке передается словосочетанием бирден “вдруг” + деепр. на -ып: Бёрю бирден атылып ону янына тахгъа мине.

От глаголов несовершенного (многократного) вида образуется форма прошедшего времени со значением давно прошедшего времени. В кумыкском языке соответствует аналитическая форма + бола + эди: Здесь барин сиживал один. Здесь с ним обедывал зимою покойный Ленский, наш сосед (А. Пушкин). Мунда бай олтура бола эди. Мунда мисгин Ленский ашай бола эди къышда, бизин хоншу.

Прошедшее время является, как известно, наиболее семантически определенным в системе временных значений, поэтому для него не так характерна транспозиция. Транспозиции чаще других поддается перфектное значение, акцентирующее завершенность действия, его результат. В особых случаях, особенно в разговорной речи, перфект употребляется для обозначения будущего действия:

а) в предложениях типа “я пошел” мен гетдим, “я полетел” мен учдум, “мы пошли” биз гетдик, обозначающих действие, которое должно совершиться в самом ближайшем будущем;

б) в предложениях, выражающих следствие в составе условного предложения: Если завтра не будет ответа, все пропало. – Эгер тангала жавап болмаса – бары да зат бузулду. Если не подойдет подкрепление, мы погибли. – Эгер тангала кёмек гелмесе биз оьлдюк // Тангала кёмек гелмеди – биз оьлдюк;

в) в бессоюзных соединениях типа: “глядишь – и ожил” къарайсан – тирилип къалды; “посмотришь – счастье тебе привалило” къарайсан – насип гелип къалды;

г) при ироническом выражении отрицания: “так я и поехал” гьали мен гетип де къалдым. Указанные значения в кумыкском языке передаются формой на -ды с прибавлением слов, выражающих идентичные значения, или интонацией.

В значении настоящего времени употребляется форма на :

а) при выражении иронического отрицания: Боялся я его, как же! – Къоркъуп къалдым шондан, нечик бола дагъы! (букв. “Испугался я его, как же”);

б) при выражении пренебрежительного отношения к кому-чему-н.: Чихал я на него! – Бурнумну да сибирмеймен шогъар (букв. “Нос даже не вытираю на него”).

Транспозиция форм прошедшего времени глаголов в сферу значений будущего времени применяется в художественной литературе: И вот представь, завтра ты узнал, что твой друг тебя обманул. В кумыкском соответствуют формы на -ды, -гъан. Ойлаш: тангала сен билдинг – сени къурдашынг сени алдатгъан.

Глаголы совершенного и несовершенного видов с частицей было обозначает начатое, но прерванное в прошлом действие: Мы собирались было идти к вам – гости пришли. Пугачев хотел было что-то сказать Гриневу, повернулся к толпе… (А. Пушкин). В кумыкском языке это значение передается формами + эди, деепр. на -малы + болду. Биз сизге гелебиз деп тура эдик – къонакълар гелип къалды. Пугачев Гриневге бир зат айтмалы болду, халкъгъа бурулду…

Прошедшее неопределенное (перфект) (белгисиз гетген заман – гьалиги гетген заман) в кумыкском языке

Спрягаемая основа прошедшего неопределенного времени в кумыкском языкеобразуется присоединением аффикса -гъан, -ген.

При спряжении к основе присоединяются личные окончания I типа.
форма кумыкский русский
ед. ч., 1-е лицо Мен язгъанман я писал, написал
ед. ч., 2-е лицо Сен язгъансан ты писал, написал
ед. ч., 3-е лицо Ол язгъан он писал, написал, она писала, написала
мн. ч., 1-е лицо Биз язгъанбыз мы писали, написали
мн. ч., 2-е лицо Сиз язгъансыз вы писали, написали
мн. ч., 3-е лицо Олар язгъан(лар) они писали, написали
отрицательная форма язгъан язмагъан
форма возможности язгъан язып болгъан
форма невозможности язгъан язып болмагъан

Форма на -гъан обозначает прошедшее действие, которое часто переходит в настоящее в виде результата или следствия этого, по существу прошедшего факта. Таким образом, она “…обозначает прошедшее результативное действие, контактное с моментом речи. Результативность предполагает исчерпанность действия к данному моменту или переход его в состояние. Контактность с моментом речи означает актуальность результата действия для настоящего времени” (Тумашева 1986: 38) Действие формы на -гъан “невозможно связать с каким-нибудь определенным моментом, и здесь важнее результат, но не само действие-процесс, т.е. главное внимание говорящего обращено не на самый факт протекания действия (в прошлом), а на следствие этого факта (в настоящем)” (Дмитриев 1940: 106; 1948:43, 157–158), в отличие от формы на -ды, которая акцентирует внимание на самом действии. И поэтому говорящий формой на -гъан может констатировать результат или следствие действия, не являясь очевидцем данного действия, самого процесса, и узнать о нем из различных источников; он может быть и свидетелем данного факта, но и при этом точный момент совершения действия для него неизвестен или не представляется важным или забыт им. Например: Йылкъылардан бир айлангъан – тапмагъан, йылкъылардан эки айлангъан – тапмагъан “Раз обошел он табуны – не нашел; обошел второй раз – не нашел” (народн. песня). Яшавумну мен онгайлы къургъанман: халкъым учун мен тёш берип тургъангъан “Жизнь свою я правильно прожил (букв. построил): за свой народ грудью стоял”. Асгер къуллугъун кютюп къайтгъан сонг, Къазбек милициягъа ишге тюшген – сёзюнде табулгъан “После того, как остлужил, Казбек устроился на работу в милицию – сдержал свое слово” (3. Атаева). Тюнегюн тойдан мен уьйге геч къайтгъанман “Вчера со свадьбы домой я вернулся (оказывается) поздно”.

Глаголы с формой на -гъан наряду с основным своим перфектным значением могут приобретать различные смысловые оттенки. Это зависит в основном от степени результативности, актуальности действия для настоящего времени, от различного характера неочевидности, например, выражают:

а) результат действия (факт), не связанный с определенным моментом в прошлом: Биз тарчыкъмай яшагъанбыз “Мы жили, не чувствуя особой нужды”. Мен татар, башкъырт юртларында болгъанман “Я был в татарских и башкирских аулах”;

б) действие, связанное с деятельностью, практикой, опытом, работой говорящего: Къумукъ тилни ахтаргъанман “Я исследовал кумыкский язык”. Школада директор болуп да, учитель болуп да, физрук болуп да ишлегенмен “В школе работал и директором, и учителем, и физруком” (Н.Х. Ольмесов);

в) действие, актуальное для данного момента речи: Яшларыны къолларындан тутуп гелелер: бирисини бурну къанай, башгъасыны гёзю шишген, уьчюнчюсюню эрни ярылгъан, къозуну къуйругъу йимик саллангъан… “Идут, держа детей за руки: у одного из носа течет кровь, у другого опух глаз, у третьего губа рассечена, и повисла, как курдюк ягненка… Яр ягъада тут терек оьсген. Гьажини атасы Абузагьир гьали терекге минген. Ол гьаракат этип оьрге гётериле. Оьрдеги Гьажиге къол силлей. ”Около обрыва вырос тутовник. Отец Гаджи Абузагир полез сейчас на дерево. Он старательно поднимается вверх. Рукой машет Гаджи" (3. Атаева). Данное значение формы на -гъан поддерживается наличием в предложении форм настоящего времени;

г) действие, связанное с данным моментом: Шагьар майданына бары халкъ жыйылгъан “Весь народ собрался на городской площади”. Оьзенлер ташыгъан “Реки разлились”. Школаны абзарындагъы тут терек къуругъан “Тутовник, который был на школьном дворе, высох”;

д) действие в прошлом, о котором говорящий получает сведения из различных источников: Мен англадым: сиз юртгъа баргъансыз “Я слышал: вы ездили в аул”. Атам 1907 йылда тувгъан “Отец мой родился в 1907 году”. Аталар той да этген экен “Ата, оказывается, сыграл свадьбу” Юртлуларым айтагъангъа гёре, бизин юрт бек алышынгъан “По сообщению односельчан, наше село сильно изменилось”;

е) действие достоверное, предположительное: Къарагъанда, сен бугюн дарсгъа гьазирленмегенсен. “Видимо, ты сегодня не подготовился к уроку”. Сен оьзден ата-анадан тувгъансан. Мен сизин тухумну таныйман. “Я знаю ваш род. Ты родился в благородной семье”. Олар янгур тиймейген ерге гиргендир. “Они, видимо, зашли в такое место, куда дождь не попадает”.

ё) действие на -гъан выражается в результате, следствии: Топуракъ йымышакъ: яхшы явгъан юртда “Земля мокрая: в ауле хороший дождь прошел”;

ж) в пословицах, поговорках выражает действие настоящего времени: Излегенге тобулгъан “Ищущему нашелся”. Сёзге тутулгъан, ишден къутулгъан “В разговор ввязался, от работы освободился”. Авлиягъа закон язылмагъан “Дуракам закон не писан”;

з) действие, актуальное для определенного момента будущего: Биз гележек наслу бизге шулай айтардай яшама борчлубуз: олар оьр даражада халкъы учуй яшагъан, оьзденлигин тюшюрмеген “Мы обязаны так жить, чтобы о нас говорили: они жили для народа, высшее свое достоинство не уронили”.

Давнопрошедшее время (Тезден гетген заман) в кумыкском языке

Давнопрошедшее время образуется сочетанием основного глагола в форме прошедшего времени на -гъан и спрягаемых форм вспомогательных глаголов эди, болгъан.

Система спряжения формы на -гъан + эди
Единственное число Множественное число
Мен язгъан эдим “Я когда-то писал (написал)”, “Я прежде писал (написал)” Биз язгъан эдик
гёрген эдим “Я когда-то видел (увидел)”, “Я прежде видел (увидел)” гёрген эдик
Сен язгъан эдинг Сиз язгъан эдигиз
гёрген эдинг гёрген эдигиз
Ол язгъан эди Ол язгъан эди(лер)
гёрген эди гёрген эди(лер)

Форма отрицания: Язмагъан эдим “Я когда-то не писал (не написал)”, “Я прежде не писал (не написал)”.

Форма возможности: Язып болгъан эдим “Когда-то я мог писать (написать)”, “Я прежде мог писать (написать)”.

Форма невозможности: Язып болмагъан эдим “Я когда-то не мог писать (написать)”, “Прежде я не мог писать (написать)”.

Постановка аффикса вопроса: аффикс вопроса может стоять и после основного глагола на -гъан и после вспомогательного глагола эди: Язгъанмы эдим // язгъан эдимми? “Писал (написал) ли я когда-то?”, “Писал (написал) ли я прежде?”.

Парадигма спряжения формы давнопрошедшего времени на -гъан + болгъан.
Единственное число Множественное число
Мен язгъан болгъанман “Я, оказывается, когда-то писал (написал)”, “Я писал (написал) было”. Биз язгъан болгъанбыз
Сен язгъан болгъансан Сиз язгъан болгъансыз
Ол язгъан болгъан Олар язгъан болгъан(лар)

Форма отрицания: Язмагъан болгъанман “Я когда-то не писал (не написал), оказывается”.

Форма возможности: Язып болгъан болгъанман “Я мог когда-то писать (смог написать), оказывается”.

Форма невозможности: Язып болмагъан болгъанман “Я когда-то писать не мог, оказывается”, “Я когда-то написать не смог, оказывается”.

Постановка аффикса вопроса: аффикс вопроса может стоять только после вспомогательного глагола: Язгъан болгъанманмы? “Писал ли я когда-то?”, “Написал ли я когда-то?”

Обе формы давнопрошедшего времени указывают “на такое прошедшее действие, которое предшествует другому прошедшему действию” (Дмитриев 1940: 116). Однако выражение релятивного времени не единственное значение данных форм – они обозначают и абсолютную давность действия.

Между формами на -гъан + эди и -гъан + болгъан имеется содержательное различие в плане определенности и неопределенности действия в прошлом: форма на -гъан + эди выражает очевидное действие в прошлом (акцентирует внимание на самом действии), тогда как форма на -гъан + болгъан – неочевидное действие в прошлом (констатирует результат действия в прошлом).

Из-за отдаленности действия от момента речи данные формы могут выражать и давнее и не совсем давнее действие в прошлом: Талада гьабижай чачгъан эдим. Иш суманы боюнда тюгюл – гьар терекде уьч-дёрт къартыкъ битген эди “На поляне засеял кукурузу. Не в стебле дело – на каждом стебле три-четыре початка было”. Майминат къашыкълар, чишлер алма айлангъан эди (3. Атаева) “Майминат хотела ложки, вилки купить”. Гьарунну охутуп, яхшы тарбия алдыргъан эди (Н. Батырмурзаев) “Гаруна учили, хорошее воспитание ему дали”. Къабурлагъа атасыны, анасыны уьстюне чыкъмакъ учун, олар юртгъа баргъан болгъан “Чтобы пойти на могилу отца, матери, они ездили в аул”. Олар ханшу къызны да тилеген болгъан – бермеген “Они и соседнюю девушку тоже сватали – не дали”.

В вышеуказанных примерах не все глаголы с формами на -гъан + эди и -гъан + болгъан обозначают давно прошедшее действие. В этом отношении форма на -гъан + эди обозначает действие, сравнительно близкое к моменту речи: менее очевидное, чем форма на -ды, и более очевидное, чем форма на -гъан. Значение формы на -гъан + болгъан сопровождается модальностью, значением заглазности.

Форма на -гъан + эди часто употребляется при описании какого-либо события, оценки события, для усиления эмоциональной нагрузки: Баргъан эдим бавлагъа – сёйлемеди тереклер “Заходил в сады – не разговаривали деревья”. Къазанда узакъ къалма тюшдю. Бек ялкъгъан эдим, уьйню, яшланы сагъынгъан эдим “Долго пришлось быть в Казани. Очень соскучился, по дому, детям тосковал”.

Форма на -гъан + эди в условно-придаточном предложении (в ападозисе) обозначает подведение результата с оттенком предположения. В отличие от -ар + эди, форма на -гъан + эди характеризуется категоричностью: Сен тез гелмеген бусанг, биз оьлген эдик “Если бы ты не пришел вовремя, мы были мертвые” (букв. мы умерли).

Итак, форма на -гъан + эди отличается от перфекта на -гъан конкретностью, очевидностью, результативностью действия, от формы на -ды – ослаблением очевидности с оттенком результативности в прошлом.

Прошедшее незаконченное время (Битмеген гетген заман) в кумыкском языке

Прошедшее незаконченное время образуется сочетанием основного глагола в форме настоящего времени и вспомогательных глаголов эди, болгъан, которые изменяются по лицам и числам.

Положительная форма (барлыкъ форма)
Единственное число Множественное число
Мен яза эдим – я писал(а) Биз яза эдик – мы писали
Сен яза эдинг – ты писал(а) Сиз яза эдигиз – вы писали
Ол яза эди – он писал, она писала Олар яза эди(лер) – они писали
Мен сёйлей эдим – я говорил(а) Биз сёйлей эдик – мы говорили
Сен сёйлей эдинг – ты говорил(а) Сиз сёйлей эдигиз – вы говорили
Ол сёйлей эди – он говорил, она говорила Олар сёйлей эди(лер) – они говорили

Отрицательная форма: язмай эди “не писал”.

Форма возможности: язып бола эди “мог написать (тогда)”.

Форма невозможности: язып болмай эди “не мог написать (тогда)”.

Постановка аффикса вопроса: аффикс вопроса может стоять и после основного глагола на , , , и после вспомогательного глагола эди: язамы эдинг? // яза эдингми? Предпочтение отдают форме язамы эдинг?

Спряжение формы на , , + болгъан
Единственное число Множественное число
Мен айта болгъанман – я говорил, оказывается, тогда Биз айта болгъанбыз
Сен айта болгъансан. Сиз айта болгъансыз
Ол айта болгъан. Олар айта болгъан(лар)
Мен тилей болгъанман – я, оказывается, просил тогда Биз тилей болгъанбыз
Сен тилей болгъансан Сиз тилей болгъансыз
Ол тилей болгъан. Олар тилей болгъан(лар)

Форма отрицания: айтмай болгъан не говорил тогда".

Форма возможности: айтып бола болгъан он мог тогда говорить".

Форма невозможности: айтып болмай болгъан “он не мог говорить тогда”.

Постановка аффикса вопроса: аффикс вопроса может стоять только после вспомогательного глагола: Айта болгъанмы? “Говорил ли?”

Формы на + эди, + болгъан обозначают прошедшее незаконченное действие, связанное с определенным отрезком времени, предшествующим моменту речи. В отличие от прошедших времен на -ды и -гъан, форма незаконченного прошедшего времени выражает продолжительное, многократное, незаконченное действие в прошлом.

По значению (многократность и незаконченность) эта форма противопоставлена прошедшему категорическому на -ды и результативному на -гъан. “…прошедшее категорическое употребляется в драматических местах речи, для смены фазисов действия, т.е. в рассказе … форма незаконченного прошедшего употребляется для выражения статистических моментов действия, для передачи декоративного фона, на котором развертывается динамика действия, т.е. при описании” (Дмитриев 1940: 113). Тюрлю опуракълар гийип тпойгъа барагъан къызлар йимик безенген тереклер де, япыракълары тёгюлюп, кир гийген йимик гёрюне эди (3. Атаева) “Деревья, похожие на одетых в разноцветные платья девушек на свадьбе, когда листья опали, как будто надели траур”. Ол сабан салып яшав эте эди. … орам къыдырып юрюйгенлени пайларын алып сюрюп, ашлыкъ чачып, кёп пайда гёре эди. Бырынгъы заманлардан къалгъан эсги агъач сабанны къоллай эди (Н. Батырмурзаев) “Он крестьянским трудом (букв. пахотой) жил. … скупая земли (паи) у бездельников, вспахав, засеяв (зерном), хорошие доходы получал. Пользовался оставшейся с древних времен сохой”. Терек башдан анадаш тавланы гёре эдик. Тувгъан ожакъгъа нечик танг антлар бере эдик (А. Акаев) “С верхушки дерева родные горы видели. Как родному очагу святые клятвы давали”.

Эти аналитические формы + эди, + болгъан, в состав которых входят основной глагол в настоящем времени и вспомогательные глаголы в прошедшем времени на -ды, в прошедшем времени на -гъан, в связи с основным временным значением имеют еще ряд оттенков времени, реализуемых указанными формами в составе сложного незаконченного настоящего:

а) обозначает действие многократное, повторяющееся, постоянное, обычное, близкое к настоящему времени, идущее если не от точки обозначения момента речи, то близкой к нему. В контексте такие формы часто сопровождаются словами тура, къалмай, токътамай, бёлмей, даим, къуру: Сав гюн шо кюлайымны гьакъында сёйлей тура эдим. Къабуруна токътамай юрюй тура эдим. Ара бёлмей кюлайыма къарама юрюй эдим. (Н. Х. Ольмесов) “Целыми днями говорил о своей собачке. Беспрерывно ходил на ее могилу. Он все время ходил смотреть на своего щенка”. О авруй тура эди “Он все время болел”. Уьйде атанг бармы? – Ятып тура эди. “Дома отец есть? – Лежит” (букв. он прилег). Биз биченликге етишгенде, танг билинип геле эди “Когда мы дошли до сенокосного участка, только начало рассветать (только рассветало)”;

б) обозначает действие, связанное с определенным отрезком времени и завершенное в прошлом: Бизге геле бола эди. Бары да къардашлары булан арив тура эди. Оьзюню ишин таза эте эди. Юртну кёп сюе эди. Юртгъа гелгенде агъачлыкъгъа, авлакъгъа чыгъа эди, гиччи заманында ойнагъан ерлерине бара эди. “К нам приходил бывало. С родственниками в хороших отношениях был. Свою работу чисто, аккуратно делал. Село любил. Когда бывал в ауле, в лес, в поле уходил, посещал места, где в детстве играл” (Н. Х. Ольмесов).

При этом форма на + эди является более широким временным фоном, чем другие формы: Биз гелгенде, ол оьлюп тура эди “Когда мы пришли, он был уже мертв”. Биз къонакълай гелсек, бек шат бола эди “Если мы приходили в гости, он очень бывал рад”.

В русском языке форме прошедшего незаконченного времени в основном соответствует прошедшее несовершенное, потому что в самой природе форм на + эди, + болгъан наличествует значение настоящего времени, основным значением форм является многократность, повторяемость, незавершенность действия в прошлом.

Прошедшее многократное время (Такрарлы гетген заман) в кумыкском языке

Форма прошедшего многократного времени представляет собой сочетание причастия в форме настоящего времени и спрягаемого вспомогательного глагола эди: айтагъан эдим “я говорил (обычно)”.

Форма прошедшего многократного времени образуется также сочетанием основного глагола в форме настоящего времени и причастия настоящего времени на -агъан + спрягаемый вспомогательный глагол эди: бара болагъан эди “он ходил (обычно)”.

Формы прошедшего многократного времени -агъан + эди, + -агъан + эди выражают многократное, обычное, систематически повторяющееся действие в прошлом, типичное для определенного лица или предмета действия в прошлом. По шкале временной оси данные формы выражают действие, более отдаленное, чем форма прошедшего незаконченного. Обычно данные формы употребляются в воспоминаниях: Атабыз юртда болгъан тюрлю-тюрлю ишлени айта болагъан эди “Отец обычно рассказывал о разных событиях из аульской жизни”. Ол къышны узакъ гечелеринде жыйылгъан хоншулагъа хабарлар охуй болагъан эди “Длинные зимние ночи он собравшимся соседям обычно читал рассказы”. Оьзю узакъ авругъан атасына нечик гьалал къуллукъ этгенин хабарлайгъан эди “Рассказывал обычно, как ухаживал за отцом, который долго болел”. Тахда янтайып гьабижай къартыкъны япырагъындан этген папиросун тарта болагъан эди “Прилегши на тахту, обычно курил свою самокрутку из листьев (чехлов) кукурузных початков” (Н. Х. Ольмесов).

Кроме указанных, встречается ряд аналитических форм прошедшего времени, которые выражают различные оттенки действий по отношению к моменту речи (связанный с моментом речи, не связанный), по длительности, по отдаленности от момента речи, по достоверности: -макъда + эди, -ып + турду, + турду, -ып + тургъан, + тургъан + эди, -ып + тургъан + эди, -малы + эди, -малы + болгъан, + тура + эди, -ма + тура + эди, -ыргъа + эди, -масгъа + эди и др.

Повелительное наклонение (Буйрукъ багъыш)

Повелительное наклонение выражает волю говорящего, побуждение к действию, направленное на определенное лицо. Побуждение к совершению действия (просьба, приказание, предложение) со стороны говорящего может относиться только к собеседнику. Поэтому основной формой повелительного наклонения в сопоставляемых языках выступает форма второго лица обоих чисел.

Повелительное наклонение изменяется по лицам и числам, за исключением 1-го лица ед. числа, которое по логическим основаниям отсутствует.

В кумыкском и русском языках форма 1-го лица множественного числа выражает не столько приказание, сколько призыв к действию, причем и сам говорящей будет в этом участвовать: бар-айыкъ “давайте пойдем, пойдем-ка, пойдемте”. В кумыкском языке форма -айыкъ употребляется в качестве аффикса желательного и повелительного наклонений. Значение данной формы в основном определяется в контексте.

В кумыкском языке лица обоих чисел, за исключением 1-го и 2-го лиц ед. числа, образуются от корня глагола прибавлением специфических аффиксов.

Единственное число Множественное число
Мен Биз ал-айыкъ – давайте возьмем
гел-ейик – давайте придем
ташла-йыкъ – давайте бросим
уч-айыкъ – давайте полетим
Сен ал – возьми (бери) Сиз ал-ыгъыз – возьмите (берите)
гел – приди (приходи) гел-игиз – придите (приходите)
ташла – брось (бросай) ташла-гъыз – бросьте (бросайте)
уч – лети (летай) уч-угъуз – летите (летайте)
О, ол ал-сын – пусть он/его возьмет (берет) Олар ал-сын(лар) – пусть они/их возьмут (берут)
гел-син – пусть он придет(приходит) гел-син(лер) – пусть они придут(приходят)
ташла-сын – пусть он/его бросит (бросает) ташла-сын(лар) – пусть они/их бросят (бросают)
уч-сун – пусть он летит (летает) уч-сун(лар) – пусть они летят (летают)

Как видно из парадигмы спряжения:

а) форма 2-го лица единственного и множественного чисел допускает оба варианта русского перевода по признаку вида (совершенного и несовершенного): гел “приходи (приди)”; гелигиз “придите (приходите)”;

б) форма 3-го лица единственного и множественного чисел передается на русском языке двояко: ол алсын “пусть он (его) возьмет (берет)”; олар алсын(лар) “пусть они (их) возьмут (берут)”.

Отрицательная форма: бар-ма “не ходи (не иди)”.

Форма возможности: барып бол “сумей идти (пойти)”.

Форма невозможности: барып бол-ма “не моги, не смей ходить”.

При повелительном наклонении (во 2-м лице часто) употребляется усилительная частица чы, чи, чу, чю. В зависимости от контекста, она усиливает или смягчает приказание, просьбу. Частица чы в основном употребляется в хасавюртовском и терском диалектах. В отличие от литературного языка, в указанных диалектах чы во 2-м лице мн. числа размещается между корнем и аффиксом лица: барчыгъыз – лит. барыгъыз чы “идите-ка (пойдите-ка)”.

В русском языке значению частицы чы соответствует частица -ка: Ал чы китапны къолунга “Возьми-ка книгу в руки”.

В русском языке повелительное наклонение второго лица ед. числа образуется:

  1. Прибавлением к основе настоящего или будущего простого времени окончания (после согласных): принес-утпринеси, приход-ятприходи, смотр-ятсмотри, говор-итговори.

  2. От некоторых глаголов повелительное наклонение образуется без окончаний и совпадает с основой глагола. Основа таких глаголов в повелительном наклонении оканчивается: а) на мягкий согласный: будь, тронь, брось, встань, поставь, готовь, ударь; б) на шипящий с мягким знаком: режь, прячь, услышь, ешь, намажь; в) на й: читай, укрой, бросай, играй, гуляй, лей, слезай, закрой.

Как и в кумыкском языке, в русском повелительное наклонение имеет формы, выражающие действия, относимые к третьему лицу. В русском языке формы повелительного наклонения 3-го лица образуются сочетанием частиц пусть, пускай с формами третьего лица обоих чисел настоящего или простого будущего времени: он играет (3-е л. ед. ч. изъявительного наклонения), пусть он играет (3 л. ед. ч. повелительного наклонения).

В призывах вместо частиц пусть, пускай употребляется частица да: Да будет мир! Да здравствует солнце! Всем этим формам в кумыкском языке соответствует форма -сын.

Форма повелительного наклонения первого лица связывается с формой второго лица путем присоединения к ней частицы -те и употребляется при вежливом обращении: “Зайдите в комнату!Уьйге гиригиз.

В кумыкском языке это значение часто выражается формой -айыкъ (-ейик) < + йыкъ: Уьйге гирейик “Зайдемте в комнату”.

Таким образом, основные значения глаголов повелительного наклонения в кумыкском и русском языках соответствуют друг другу.

Для кумыка представляет трудность употребление форм повелительного наклонения на ь, различение форм на и ь, сохранение мягкого знака перед -те. Представляют трудность такие сочетания, как возьми да, возьми да и, выражающие неожиданное, неподготовленное действие в прошлом: Она возьми да и скажи – Ол хапарсыздан айтып къойду. Они в кумыкском языке передаются описательно.

Трудно кумыку также образовать повелительную форму от таких глаголов, как бить, лить, пить, шить, лечь; жевать, бояться, смеяться.

Трудно различать глаголы, от которых не образуется форма повелительного наклонения: весить, значить, наличествовать, стоить, выглядеть, преобладать, поиздержаться, поизноситься, приустать, подзабыть.

Желательное наклонение (Тилек багъыш)

В кумыкском языке, в отличие от русского языка, представлено особое наклонение – желательное. Желательное наклонение обозначает желание, намерение говорящего и выражается множеством форм.

Желательное наклонение отличается от других наклонений множеством форм выражения и оттенков желания и намерения.

Н.К. Дмитриев полагает, что “как цельная категория желательное наклонение по-кумыкски не существует (в других тюркских языках эта категория, в общем отмирающая, находится на различных ступенях развития… в кумыкском сохранилось только 1-е лицо ед. и мн. числа…” (1940) Однако в работах современных исследователей (Хангишиев 1999, Ольмесов 1994, Гаджиахмедов 1987) эта категория выделяется как отдельная категория со множеством форм выражения:

  1. 1-е лицо ед.числа образуется прибавлением аффикса -айым, -ейим, -йым, -йим, -юм: барайым “пойду-ка я”, “дай-ка пойду”, “пойти бы мне”. 1-е лицо мн. числа образуется путем прибавления аффикса -айыкъ, -ейик, -йыкъ, -йик, -юкъ, -юк для повелительного и желательного наклонения: барайыкъ “давайте пойдем”, “пойдем-ка!”;

  2. прибавлением к глагольным формам повелительного и желательного наклонений аффикса -сана, -сене.

    прибавление аффикса -сана, -сене.
    Единственное число Множественное число
    Мен барайымсана – пойду-ка я (“пожалуйста, пойду я”, “дай-ка пойду”) Биз барайыкъсана
    Сен барсана Сиз барыгъызсана
    О, ол барсынсана Олар барсынсана

Данная форма в кумыкском языке употребляется для выражения различных оттенков просьбы: Алсана, Камил, шо кулайны ямучугъа чырмап къой. (Н.Х. Ольмесов) “Возьми-ка Камиль этого щенка и положи под бурку”. Алмалайын башым гесип алсана, эрним тешип, къанжыгъагъа такъсана (народ. песня) “Как яблоко отруби-ка мою голову, за губы на торока (седла) повесь-ка”.

3) Формы на -гъын, -гин, -гъун, -гюн; -гъыр, -гир, -гъур, -гюр употребляются для выражения благопожелания, надежды, зложелания, проклятия:

Къыркъ тамурдан сагъа берген акъ сютюм
Яралардан ал къан болуп агъылсын!
Мен бу гече сагъа этген алгъышлар
Бойнунга гьайкел болуп тагъылсын.

“Белое молоко матери пусть из твоих ран потечет алой кровью. Прочитанные в эту ночь благопожелания пусть амулетом повиснут на твоей шее”.

По сравнению с формой -гъыр, форма -гъын обозначает более конкретное и частное действие. Форма -гъыр более характерна для языка послания проклятий или благопожеланий и менее локализуема во времени: Ананг оьлсюн “Пусть умрет твоя мать”, Ананг оьлгюр “Долженствующая умереть твоя мать” (в песнях, посланиях употребляется ананг оьлгюр // ананг оьлсюн как благожелание).

4) Семантически близкой к форме на -сана, -сене является аналитическая форма желательного наклонения с частицами дагъы, хари, которая образуется от форм повелительного и желательного наклонений: барайым хари (дагъы) “пойду-ка, дай-ка, пойду”, бар дагъы “пожалуйста, иди”. Ят хари, Керим, таман шону ашатгъанынг “Ложись-ка, Керим, хватит его кормить”. “Бираз ойнайым дагъы”, – деди ол. “Поиграю-ка немного”, – говорил он" (Н.Х. Ольмесов).

5) Употребительной формой является -гъай + эди, а форма -гъай спорадически встречается во 2-м лице единственного и множественного числа.

Схема спряжения
Единственное число Множественное число
Мен баргъай эдим “пойти бы мне тогда” Биз баргъай эдик
Сен баргъай эдинг Сиз баргъай эдигиз
О, ол баргъай эди Олар баргъай эди(лер)

Ср.: хас. баргъайыдым, тер. баргъайдым “чтобы я ходил”.

Данная форма употребляется для выражения желаемого действия в виде мечты, ожидания: Гюн чыкъгъай эди “Хотя бы взошло солнце”. Сен юртгъа бираз тез етишгейсен “Хотя бы ты чуть раньше приехал в аул”.

Древняя форма настоящего-будущего времени на -гъай в терском диалекте, в отличие от литературного языка, активно употребляется во 2-м лице ед. и мн. числа, а в остальных лицах встречается спорадически: Сен ма агъайынларым гёрсетгейсен “Ты бы показал мне моих братьев”. Сиз яхшы ишлегейсиз бавгъа “Вы бы хорошо работали в саду”. Мен алгъайман о кинишкени “Я хочу взять эту книгу” (Ольмесов 1994: 80).

В кумыкском языке употребляются также формы всех времен от формы болгъай + эди: + болгъай эди: ала болгъай эди “брал бы он (чтоб он брал)”; -гъан болгъай эди: алгъан болгъай эди “взял бы он (хотя бы взял)”; -жакъ+болгъай эди: алажакъ болгъай эди “согласился бы взять (брать), а также формы желательное наклонение -гъай+болгъай эди. Эти формы обозначают не осуществленное, невозможное желание, сожаление: Мен о ишни биле болгъай эдим ”Если бы я знал эту работу (я бы сделал, есть желание сделать)".

Форма -гъай + болгъай эди употребляется лишь при некоторых глаголах: Сен гёргей болгъай эдинг “Увидел бы ты (я желал бы, чтобы ты видел). Эшитгей болгъай эдим ”Услышал бы я“ (у говорящего было желание услышать). Юхлай болгъай эдинг сен ”Спал бы ты“ (у говорящего было желание, чтобы другой спал). Часто это форма сопровождается частицей сама, сама да: Эшитгей сама да болгъай эдик ”Хотя бы услышали (о чем-то)" (у говорящего было сильное желание услышать (о чем-то)).

6) Формой -са + эди, которая обозначает желание, чтобы ожидаемое действие совершилось: Къонакълар тез гелсе эди “Хотя бы гости скорее пришли”. Сен шо гьакъда билсе эдинг (билсенг эди) “Ты знал бы об этом деле (чтоб ты знал)” Мен ону гёрсем эди (редко: гёрсе эдим) “Увидеть бы мне его”. Во втором лице форма лица может присоединиться к форме условного наклонения или к вспомогательному глаголу эди, а в 1-м аффикс лица редко присоединяется к вспомогательному глаголу эди.

В кумыкском языке более употребительными, чем форма са + эди, являются формы + буса эди, -гъан + буса эди, -жакъ + буса эди: Шо авур ишни сен эте буса эдинг "Эту тяжелую работу ты бы выполнял (желательно было бы, чтобы ты выполнял).

Значение форм желательного наклонения кумыкского языка в русском языке передается: при помощи частиц и союзов: -ка, хотя, хотя бы, если бы, чтоб; формой сослагательного наклонения, формой повелительного наклонения в сочетании с вводным словом пожалуйста; описательно с применением слов желательно, хочется.

Условное наклонение (Шарт багъыш)

В кумыкском языке условное наклонение глагола обозначает, что одно действие является условием для совершения главного действия.

Форма условного наклонения глагола образуется от глагольного корня при помощи суффикса -са, -се: алалса “если возьмет” (если будет брать), гелгелсе “если придет” (если будет приходить).

Примеры спряжения
Единственное число Множественное число
Мен бар-са-м “если я иду, если я пойду” Биз бар-са-къ
Сен бар-са-нг Сиз бар-са-гъыз
О, ол бар-са Олар бар-са (бар-са-лар)

Формой -са, -се передается не только условность действия, но и время. Условное наклонение выполняет функцию сказуемого придаточных предложений условия и времени.

Глаголы с формой -са, -се выражают действие не самостоятельное, а условное, которое способствует совершению другого действия, создает для него условия, т.е. выражает отношения между двумя действиями, выступающими как условие и следствие. Поэтому формы на -са, -се являются сказуемым придаточного предложения, а вывод или следствие выражается в главном предложении: Бир-эки гюнлер янгур болмаса, ашлыкълардан пайда ёкъ “Если два-три дня дождя не будет, то пропадут посевы”. Башы ишлемесе, аякълагъа юк бола “Если голова не работает, то ногам трудно”. Ат авланса, тюк къалар (букв. “Если лошадь перекатывается, то шерсть остается”) (посл.).

Аналитические формы условного наклонения в кумыкском языке образуются сочетанием форм настоящего, прошедшего и будущего времени с вспомогательными глаголами болса, буса: сата бусам “если я продаю (если продам)”, сата болсам “если придется продать (если решу продать)”, бара буса “если идет (пойдет)”, бара болса “если он решится идти” (редко, в разговорной речи); баргъан буса “если он ходил”, баргъан болса “если окажется, что он ходил (если он действительно ходил)”; баражакъ буса “если он пойдет (будет идти)”, баражакъ болса “если он решил пойти (окончательно)”; гёчер бусам “если я переселяться буду”, гёчер болсам “если я решу переселиться”.

Форма с вспомогательным глаголом буса выражает условие, форма с вспомогательным глаголом болса выражает условие с оттенком результативности действия.

Условия в разных временных формах обладают футуральной темпоральностью, т.е. относятся в той или иной степени к плану будущего.

В русском языке глагол сослагательного (условного) наклонения обозначает действие, которое говорящий считает предполагаемым, возможным или желательным. Это значение выражается сочетанием формы прошедшего времени с частицей бы: пришел бы, ушел бы, играл бы.

Сослагательное наклонение, как и повелительное, не имеет форм времени. В отличие от повелительного, оно не имеет форм лица. Форма сослагательного наклонения, как и прошедшее время глагола, в единственном числе изменяется по родам: хотел бы, хотела бы, хотело бы.

В зависимости от контекста значение предположительности может приобретать различные оттенки значений: желания, побуждения или возможного обусловливающего действия. В желательном значении форма сослагательного наклонения показывает, что говорящий хочет, чтобы действие осуществилось или продолжалось. Это значение часто выражается сочетанием формы сослагательного наклонения с частицами и выступающими в роли частиц наречиями: пусть бы, только бы, лишь бы, что если бы, хорошо бы, лучше бы, скорей бы, хорошо бы чтобы, вот бы хорошо если бы, как бы только не: Только бы такое не случилось “Шолай болмагъай эди”. Лишь бы “тройку” получил “Уьч сама да алгъай эди”. Хорошо бы купаться! “Киринмеге яхшы эди!”. Я просил бы оставить меня одного “Мени янгыз къойгъанны сюер эдим”. Я хотел бы остаться “Мен мунда къалма сюер эдим”.

На кумыкский язык такие формы сослагательного наклонения переводятся: формой желательного наклонения на -гъай эди, сочетанием наречий с вспомогательным глаголом эди, сочетанием субстантивированной формы на -гъан + формы на -ар и вспомогательного глагола эди, сочетанием причастия будущего времени на -ар и спрягаемого вспомогательного глагола эди.

Формы сослагательного наклонения с частицей чтоб, выражающей побуждение, на кумыкский язык переводятся формами -гъын, -гъыр, -гъай эди, -гъай: Чтоб ты больше не приходил “Дагъы сен гелмегей эдинг (гелмегейсен)”. Чтоб ты провалился “Ерге батгъыр сен”.

В сложноподчиненном предложении глагол в форме сослагательного наклонения в придаточном предложении обозначает условия для совершения действия в главном. Это значение формы сослагательного наклонения соответствует форме сослагательного наклонения на -са, -се кумыкского языка: Если бы ты пришел час назад, сам все видел бы “Бир сагьат алда гелген бусанг; оьзюнг барын да гёрер эдинг”. Занимался бы ты в году, все было бы хорошо “Йыл боюнда яхшы гьаракат этген бусанг, бары да зат яхшы болар эди”.

Многообразие форм кумыкских соответствий затрудняет понимания различных оттенков сослагательного наклонения русского языка.

Виды глагола (Ишликни аспектлери)

В русском языке глагольное слово может называть действие, которое достигает своего предела, или безотносительно к достижению предела.

Если глагол обозначает действие законченное, достигнувшее определенного результата или предела, то глагол относится к совершенному виду: Ученик написал сочинение. Студенты университета скоро сдадут все экзамены.

Глаголы совершенного вида не имеют настоящего времени, потому что форма настоящего времени обозначает продолжающееся, еще не завершенное действие. Глаголам совершенного вида свойственно только прошедшее и будущее простое время: Камилла призадумалась, дожидаясь Гейне. Он пошел в телеграфное бюро рядом с кофейней. Я еще полежу немного (Пастернак). Камилла, Гейнени къаравуллай туруп, ойгъа батды. Ол кофейняны къырыйындагъы телеграф бюрогъа гетди. Мен бириз дагъы да ятып турайым.

Глаголы, обозначающие действие, ограниченное пределом в какой-либо момент его совершения, т.е. не указывающие на то, что действие закончено, завершено, относятся к несовершенному виду. Глаголы несовершенного вида имеют все три времени: настоящее, прошедшее, будущее сложное: Камилла высовывается из окошка, она заглядывает за навесной щиток снизу вверх “Камилла терезеден башын чыгъарып, терезе перделерден тюпден оьрге багъып къарай”. В гостинице горела одна всего лампочка (Пастернак). “Къонакъ уьйде биргине-бир лампочка яна эди”. Ну, не. будем плакать, не нужно это…. (Чехов) “Йыламайыкъ, тарыкъ болмай шо…”

К несовершенному виду относятся:

а) многократные глаголы, указывающие на повторяемость действия и его регулярность: Несколько лет Муза обманывала людей (М.Г.) “Бир нече йыл Муза адамланы алдатып тургъан”. Еще за обедом я заметил, что они переглядывались с Николаем (Полев.) “Ашама олтургъанда да олар да, Николай да бир-бирине къарай турагъанны мен эследим”.

Данное значение в кумыкском языке передается аналитическими формами глагола -ып + тур, + тур;

б) непроизводные глаголы: писать, читать, рисовать, учить, петь, знать, спать, ходить, сидеть, стоять, строить, делать, жить, гореть.

в) производные глаголы, образованные от других частей речи (не от глаголов), без приставок: ночевать, спорить, гостить, чистить.

Наличие двух соотносительных рядов глагольных форм (несовершенного и совершенного видов) при сохранении одного и того же лексического значения является общим правилом в системе русского глагола.

Каждый глагол в русском языке имеет определенное видовое значение и в соответствии с этим образует свои формы.

Глаголы, не имеющие видовых пар, подразделяются на две группы:

  1. Глаголы одного вида, не имеющие соотносительных глаголов другого вида: а) глаголы несовершенного вида бездействовать, нуждаться, обитать, повествовать, преследовать, чередоваться и др.; б) глаголы совершенного вида встрепенуться, очнуться, очутиться, ринуться и др.

    Отсутствие видовой пары, как правило, обусловлено лексическим значением глагола.

  2. Глаголы, употребляющиеся в значении обоих видов: велеть, женить, использовать, казнить, образовать, организовать, телеграфировать. Поэтому формы велю, женю, использую, организую могут иметь значение как будущего, так и настоящего времени в зависимости от контекста.

Глагольные видовые пары в русском языке и их соответствия в кумыкском в своем грамматическом оформлении и употреблении не тождественны. В кумыкском языке простые глагольные основы (без временных форм) не содержат видового значения, а выражают лишь понятие об определенных действиях. Их аспектуальные значения выражаются специальными вспомогательными глаголами, которые в сочетании с глаголом (в разных временных формах и неличных) образуют аналитическую глагольную форму. Такие сложные глагольные формы могут выражать значение совершенного и несовершенного видов глагола. Некоторые из этих аналитических форм эквивалентны глагольным видовым формам русского языка. Но не всякие глагольные формы, образованные аналитическим способом, являются формой выражения вида в кумыкском языке.

В передаче значений глагольных видов русского языка в кумыкском участвуют специальные вспомогательные глаголы, специальные временные формы личных глаголов и неличные формы глагола (деепричастие, причастие).

Основными средствами образования видовых пар в русском языке являются: суффиксы в глагольных основах, приставки, чередование в корне, различие ударения в глаголах, лексическое различие (лексический способ).

Глаголы, имеющие видовые пары, подразделяются на следующие группы:

Пары глаголов, образованные посредством противопоставления суффиксов: -и- – в глаголах совершенного вида, -а-(-я-) – несовершенного вида:

а) бесприставочные глаголы совершенного и несовершенного видов с суффиксами -и-, -а-, от которых образуются приставочные пары, сохраняющие те же видовые соотношения, что и бесприставочные. Приставки изменяют лишь лексическое значение:

решить (сов.) – решать (несов.)
разрешить (сов.) – разрешать (несов.)
ступить (сов.) – ступать (несов.)
вступить (сов.) – вступать (несов.)
выступить (сов.) – выступать (несов.)
наступить (сов.) – наступать (несов.)
пустить (сов.) – пускать (несов.)
выпустить (сов.) – выпускать (несов.)
отпустить (сов.) – отпускать (несов.)

б) приставочные глаголы, которые образуются от бесприставочных глаголов совершенного вида с суффиксом -и-:

бросить (сов.) – выбросить (сов.) – выбрасывать (несов.)
крикнуть (сов.) – выкрикнуть (сов.) – выкрикивать (несов.)
сидеть (сов.) – высидеть (сов.) – высиживать (несов.)

в) приставочные глаголы совершенного и несовершенного видов с суффиксами -и-, -а-, не имеющие соответствующих бесприставочных пар. Приставки во многих из этих глаголов в современном русском языке не отделяются:

сов. вид несов. вид
включить включать
выключить выключать
заключить заключать
возвратить возвращать
превратить превращать
выразить выражать
вообразить воображать
изобразить изображать
вкусить вкушать
искусить искушать
вонзить вонзать
вышибить вышибать
ушибить ушибать
получить получать
разлучить разлучать
отлучить отлучать
излучить излучать
случиться случаться
зарядить заряжать
разрядить разряжать
покуситься покушаться
обличить обличать
отличить отличать
сличить сличать
ответить отвечать
победить побеждать
убедить убеждать
внушить внушать
встретить встречать
посетить посещать

г) соотносительные во всех или некоторых значениях при ставочные глаголы совершенного и несовершенного видов с суффиксами -и-, -а-, имеющие соответствующий бесприставочный глагол только несовершенного вида:

Бесприставочные глаголы Приставочные глаголы
несов. вид сов. вид несов. вид
будить возбудить возбуждать
пробудить(ся) пробуждать(ся)
верить доверить доверять
поверить поверять
грузить выгрузить выгружать
погрузить погружать
делить выделить выделять
разделить разделять
крепить закрепить закреплять
укрепить укреплять
править выправить выправлять
заправить заправлять

Отец мне долго не разрешал играть в футбол. Наконец-то он мне разрешил. – Атам магъа футбол ойнама кёп заман къоймай турду. Ахырда о магъа ихтияр берди. Он часто выступал перед разной аудиторией, а перед детьми он выступил в первый раз. – Ол кёп гезиклер халкъны алдында сёйлеген, яшланы алдында буса ол биринчилей сёйледи. Всякий раз я встречал его вопросом: “Когда вы мне подарите щенка?” – Гьар заман мен ону шулай сорав булан къаршылай эдим: "Къачан сиз магъа кюлай савгъат этежексиз? Мы его сегодня опять встретили – Бугюн биз ану бирдагъы гёрдюк. (Н.Х. Ольмесов) Отец ему доверял – Атасы огъар инана эди. Он доверил ему первый раз – Ол огъар биринчилей инанды;

д) от большинства бесприставочных глаголов несовершенного вида путем присоединения приставок образуются глаголы совершенного вида, не отличающиеся по своему лексическому значению от исходных бесприставочных.

Бесприставочные глаголы несовершенного вида Приставочные глаголы совершенного вида
писать написать
строить построить
читать прочитать
учить выучить
петь спеть
слышать услышать
пылить запылить

Приставки на-, с-, по-, про-, у-, за-, вы- и другие некоторых глаголов указывают на результат или начало действия, но не вносят других значений, т.е. превращают глаголы несовершенного вида в глаголы совершенного вида. Впрочем, эти и некоторые другие приставки могут не только превращать глаголы несовершенного вида в глаголы совершенного, но и вносить некоторые другие значения. Например: писатьнаписать – приставка на- вносит лишь видовое значение, но: списать, расписать, переписать, прописать, подписать, выписать, приписать, записать, исписать, дописать, вписать, описать – все эти глаголы совершенного вида, но они имеют еще дополнительные значения. Примеры:

Несовершенный вид Совершенный вид
Мой сосед строил дом – Хоншум уьй эте эди Он построил дом – Ол уьй этди
Моя сестра всю ночь читала книгу – Мени къызардашым сав гече китап охуп турду (охуй эди). Моя сестра прочитала эту книгу за два дня – Къызардашым шу китапны эки гюнден охуду.
Директор, не читая, подписал все бумаги – Директор охумай (охумай туруп), бары да кагъызлагъа къол салды. Директор, не прочитав, подписал все бумаги – Директор бары да кагъызлагъа охумай къол салды.

Если приставки не только образуют форму совершенного вида, но и одновременно вносят в приставочный глагол новое лексическое значение, то от приставочного глагола совершенного, вида может быть образован парный глагол несовершенного вида при помощи суффиксов -ыва-(-ива-), -ва-, -а-; списатьсписывать, дописатьдописывать, переписатьпереписывать; согретьсогревать, раздутьраздувать, подстеречьподстерегать, запечьзапекать. В глаголах с суффиксом -ыва-(-ива-) ударение падает на слог, предшествующий суффиксу.

Суффиксы -ва-, -а- находятся под ударением.

Примеры
Совершенный вид Несовершенный вид
Машину уже загрузили – Машинни юкледи (юклеп битди). Школьники долго разгружали машину – Охувчулар машинни узакъдан бошатгъан (бошата туруп узакъ къалды).
Наш борец выиграл схватку – Бизин кочап ябушувда утду. Наш борец выигрывал схватку – Бизин кочап ябушувда ута тура эди.
Дети спасли утку – Яшлар бабишни къутгъарды. Дети неоднократно спасали уток от холода. – Яшлар нече керенлер бабишлени сувукъдан къутгъаргъан (къутгъарып тургъан).

е) от некоторых бесприставочных глаголов несовершенного вида совершенный вид образуется посредством суффикса -ну-. Этот суффикс вносит добавочное значение мгновенности, однократности: метатьметнуть, двигатьдвинуть, блестетьблеснуть, капатькапнуть, махатьмахнуть, прыгатьпрыгнуть.

Приставочные глаголы совершенного вида с суффиксом -ну- и глаголы несовершенного вида с суффиксом -а- образуют видовые пары: повиснутьповисать, погибнутьпогибать, промокнутьпромокать, прилипнутьприлипать, прокиснутьпрокисать, слипнутьсяслипаться, увянутьувядать. Примеры: Он долго махал рукой. – Ол къолун силлеп турду (узакъ силлеген эди). Он один раз махнул рукой. – Ол къолун бир керен силледи. Лошадь перепрыгнула через речку. – Ат оьзенден атылды (атылып чыкъды). Дети перепрыгивали речку. – Яшлар оьзенден атыла эди;

ё) видовые пары образуют приставочные глаголы совершенного вида с основой на согласный и глаголы несовершенного вида с суффиксом -а-:

сов. несов.
вылезть вылезать
вымести выметать
выползти выползать
вырасти вырастать
выпечь выпекать
выстричь выстригать
извлечь извлекать
залезть залезать
замести заметать
заползти заползать
зарасти зарастать
напечь напекать
подстричь подстригать
привлечь привлекать

Примеры: Моя мать выпекла вкусный хлеб. – Анам татувлу аш биширди. Она всегда выпекала такой хлеб. – Ол олай аш гьар заманда да бишире эди;

ж) от некоторых глаголов видовые пары образуются чередованием в корне:

чередование еи
несов. вид бесприст гл. сов. вид несов. вид
жечь выжечь выжигать
зажечь зажигать
прижечь прижигать
сжечь сжигать
-а-(-я-) чередуется с -им-, -ин-:
сов. вид несов. вид
взять взимать
принять принимать
обнять обнимать
внять внимать
поднять поднимать
начать начинать
примять приминать
размять разминать
чередование -ере--ира-
-ере- -ира-
несов. вид бесприст. гл. сов. вид несов. вид
мереть умереть умирать
отмереть отмирать
замереть замирать
переть отпереть отпирать
запереть запирать
выпереть выпирать
напереть напирать
тереть вытереть вытирать
стереть стирать

з) в немногих глаголах при образовании видов меняется место ударения:

сов. вид несов. вид
сбе́гать сбега́ть
отре́зать отреза́ть
разре́зать разреза́ть
рассы́пать рассыпа́ть
вы́носить выноси́ть
насы́пать насыпа́ть

Глаголы сбе́гатьсбега́ть, вы́носитьвыноси́ть отличаются не только по виду, но и по смысловому значению;

и) некоторые глаголы с различными корнями образуют видовые пары:

несов. вид сов. вид
брать взять
говорить сказать
класть положить
выкладывать выложить
откладывать отложить
ловить поймать
ложиться лечь
становиться стать
садиться сесть
выходить выйти
ходить идти
уходить уйти

Присоединение приставок к глаголам несовершенного вида брать, говорить переводит их в категорию глаголов совершенного вида с другим лексическим значением.

несов. вид сов. вид сов. вид
брать забрать забирать
собрать собирать
убрать убирать
говорить заговорить заговаривать
отговорить отговаривать
уговорить уговаривать

Примеры: Идя в разведку, он сжег все бумаги. – Разведкагъа барагъанда, ол бары да кагъызларын яллатды. Уходя, немцы сжигали пшеничные поля, дома. – Гетегенде немецлер ашлыкъланы, уьйлени яллата эди (яллата туруп гете эди). Перед сном он принял душ. – Ятгъанча ол киринди. Он каждый день принимал холодный душ. – Ол гьар гюн сувукъ сув булан кирине эди. Умер в глубокой старости. – Бек къарт болуп оьлдю. Умирал от зависти. – Гюллеп оьлюп бара эди. Старик ловил неводом рыбу. – Къарт тор булан балыкъ тута эди (тутуп тура эди). Поймал он золотую рыбку. – Ол алтын балыкъ тутду.

Кумыкский глагол в инфинитиве, при отсутствии временных форм, передающих какой-либо видовой оттенок, в отношении вида является нейтральным. Например: язмакъ обозначает и писать и написать, атылмакъ обозначает и прыгать и прыгнуть.

Глаголы настоящего времени в кумыкском языке образуются от любого глагола и всегда обозначают незаконченное действие.

Форма прошедшего категорического времени на -ды обозначает законченное действие и совпадает со значением совершенного вида глагола русского языка: Ол юхлама ятды “Он лег спать”. Анасы яшны юхлама ятдырды “Мать уложила ребенка спать”.

Значение совершенного вида приставочных глаголов с суффиксом -ну передается также формой на -ды в сочетании с вспомогательным глаголом: Дрался Гришка с Мишкой, замахнулся книжкой “Гришка Мишка булан ябуша эди, китап булан силлеп йиберди”.

В зависимости от контекста форма , , + вспомогательный глагол в форме на -ды может выражать значение несовершенного многократного: Атасы къызын шагьаргъа охума кёп заман йибермей турду “Отец дочку учиться в город долго не отпускал”.

Приставочным образованиям совершенного вида в кумыкском языке соответствует сочетание деепричастия на -ып + форма на -ды слов битди “закончил”, толтурду “заполнил”, “наполнил”, артына чыкъды “завершил” (букв. “довел до конца”): Охувчу сочинение язып битди “Ученик написал сочинение”.

Значению русского глагола несовершенного вида в кумыкском языке соответствуют следующие формы, выражающие видовые оттенки:

а) прошедшее незаконченное на , , + эди: Гечелер есиси итин, шынжырын алып, къыдырма йибере эди “По вечерам хозяин, освободив от цепей, отпускал собаку на волю”;

б) формы давнопрошедшего времени на -гъан + эди, гъан + болгъан: Иним атабызны китапларын алгъан болгъан “Мой младший брат, оказывается, брал книги отца”;

в) форма прошедшего многократного на -агъан + эди: Ол алда бизге гелеген эди “Он раньше приходил, бывало, к нам”; или форма на , , + агъан эди: Анам шо гьакъда айта болагъан эди “Мать об этом поговаривала”;

г) форма прошедшего незаконченного времени, состоящая из деепричастий на + бола + эди: Хоншум бизден ари-бери къол алатлар ала бола эди “Сосед мой иногда у нас брал кое-какие инструменты (домашнего обихода)”;

д) форма на вспомогательный глагол тура турдум // туруп турдум // тура туруп тургъанман или -ып + тура турдум: Мен агъачлыкъда авлакъ емишлер жыя тура турдум (жыйып тура турдум) “Я в лесу все время собирал лесные ягоды”. Мен сагъызымны чайнай туруп тургъанман “Я, оказывается, все время жевал свою жевачку”;

е) форма прошедшего на -ып + вспомогательный глагол тур: Биз венгр алими Къонгургъа, поезд гёрюнмейген болгъунча, къол силлеп турдукъ (тургъанбыз) “Мы венгерскому ученому Конгуру махали рукой до тех пор, пока поезд не скрылся”;

ё) форма на , , в сочетании с деепричастием на -ып, форма прошедшего времени на -ды, -гъан в сопровождении слов гьар заман “все время”, бир де токътамай “без остановки”, узакъ “долго”, кёп заман “очень долго”: Ёлдашым бир де токътамай сёйлеп турду “Мой товарищ все время говорил”.

Оттенок совершенности и несовершенности глагола прошедшего времени в какой-то степени проявляется и в зависимости от семантического содержания вспомогательного слова. Например, при вспомогательных словах тур-, бар-, тербе-, бол-, йибер-, юрю-, къой-, айлан-, башла-, бил-, къара-, гириш-, гел-, чыкъ-, къал-, гет-, айлан-, урун- в основном выражается незавершенность, многократность, повторяемость, начало действия, регулярность, продолжительность, длительность действия с модальными оттенками в прошлом. При вспомогательных словах бер-, токъта-, чыкъ-, къутул-, олтур-, ташла-, бит- выражается законченность, завершенность, исчерпанность, мгновенность действия с модальными оттенками.

Форма будущего времени кумыкского глагола в отношении вида не имеет четкого противопоставления оттенков совершенного и несовершенного видов. Однако форма на -ажакъ (-жакъ) имеет значение большей завершенности, конкретности, чем форма на -ар: баражакъ “пойдет”, барар “будет идти” (пойдет).

В отношении вида являются нейтральными и условное, и повелительное наклонение кумыкского глагола.

Для кумыков особую трудность представляют:


  1. Дмитриев 1940. Н.К. Дмитриев к формам инфинитива в кумыкском языке относит формы на -макъ и -ыв.  ↩

  2. Н.К. Дмитриев называет их сложными глаголами и утверждает, что именной частью в основном выступают слова иностранного происхождения: арабского, персидского.  ↩

  3. Русской неопределенной форме в качестве эквивалента в данном случае дается форма 2-го лица, ед.ч., то есть начальная форма кумыкского глагола.  ↩

  4. В тюркологии встречаются и другие названия этого залога: исходный залог, прямой залог.  ↩

  5. II тип Н.К. Дмитриев исторически относит к аффиксам принадлежности (1940: с.109).  ↩