Наречие (Гьаллыкъ)

Это лексико-грамматический класс неизменяемых слов, обозначающих признак действия и состояния, признак и степень, а также различные остоятельства, при которых совершается действие. Наречия по своему значению делятся на две основные группы: наречия определительные и наречия обстоятельственные. Основным морфологическим признаком наречий является их неизменяемость, лексическая и словообразовательная соотносительность с основными частями речи, т.е. с именем и глаголом. наличие особого морфемного инвентаря, используемого при образовании наречий (факультативный).

Однако наряду с общими сопоставляемые языки имеют ряд отличительных черт, т.е. данная категория в каждом из представленных языков имеет свои специфические особенности:

  1. В отличие от русского языка, в кумыкском отсутствуют степени сравнения.

  2. В кумыкском языке одни и те же лексемы употребляются и как имя прилагательное, и как наречие, т.е. наблюдается нечеткая дифференцированность прилагательных и наречий.

  3. Наречия в кумыкском языке, в отличие от русского, соотносительны не только с существительными, прилагательными, числительными, местоимениями, но и с самими наречиями.

  4. В отличие от кумыкского (за исключением редких случаев), наречия в русском языке соотносительны с глаголами. В кумыкском языке отглагольные образования определяют действие или состояние, сохраняют морфологические характеристики глагола: время, переходность, наличие отрицательных форм, т.е. являются деепричастиями.

  5. Различаются система образования и структурно-семантическая классификация наречий в кумыкском и русском языках.

  6. Сопоставляемые языки отличаются друг от друга и по количеству лексем, и по синтаксическим функциям.

  7. Наречия кумыкского и русского языков различаются и по отношению к основному морфологическому признаку наречия – некоторые наречия кумыкского языка могут принимать аффиксы падежей и форм принадлежности.

  8. В сопоставляемых языках имеются аффиксы, присущие наречиям.

Разряды наречий (Гьаллыкъланы бёлюклери)

По своему значению наречия в кумыкском и русском языке делятся на две группы: обстоятельственные и определительные.

Обстоятельственные наречия указывают на различные обстоятельства, при которых совершается действие. К обстоятельственным наречиям относятся: наречия времени (заман гьаллыкъ), места (ер), причины (себеп), цели (мурат), вопросительные наречия (сорав).

К определительным наречиям относятся: наречия образа действия (кюй гьаллыкълар), наречия количества и меры (оьлчев гьаллыкълар).

В кумыкском языке наречия могут выступать в функции сравнения и в качестве определителя меры и степени признака, выраженного наречием или прилагательным.

Наречие времени – заман гьаллыкълар – обозначает время, в которое совершается действие, и отвечает на вопрос “когда?” къачан? Например: тез “рано”, геч “поздно”, алдын “раньше”, эртен “утром”, сонг “потом”, тангала “завтра”, бугюн “сегодня”, тюнегюн “вчера”, бу ёл “сейчас”, шо заман “тогда”, гьазиринде “вовремя, моментально”, бир-бирде “иногда, время от времени”, алъякъда “раньше”, бир гюн “однажды”, заманда бир “иногда”, башда “вначале, раньше”, ахырда “наконец, наконец-то”, башданокъ “заранее”, чакъда-чакъда “иногда, время от времени”.

Наречия места – ер гьаллыкълар – обозначают место совершения или направление действия и отвечают на вопросы “где?” не ерде? “куда?” къайда? “откуда?” къайдан? Например: онда “там”, мунда “здесь”, ари “дальше”, бири “сюда”, гери “прочь”, ювукъдан “вблизи”, алгъа “вперед”, ер-ерде “там-сям, кое-где”, узакъда “вдали”, узакъдан “издалека” и др.

Наречия причины – себеп гьаллыкълар – обозначают причину действия и отвечают на вопросы “почему?” неге? не саялы? “отчего?” не себепден? Например: ачувундан “со зла”, шо саялы “поэтому”, шону учун “потому”, негьакъ “напрасно”, чарасыздан “зря”.

Наречия цели – мурат гьаллыкълар – выражают цель действия и отвечают на вопросы “для чего?” негер? “зачем?” не учун? “для какой цели?” не мурат булан? Наречия цели, как и причины, в обоих языках немногочисленны. Наречия цели близки по значению к наречиям причины и образа действия. Например: гьабас “зря”, ачувгъа “назло”, иш этип “нарочно”.

Вопросительные наречия – сорав гьаллыкълар – выражают вопрос. Например: “когда?” къачан? “где?” къайда? “зачем?” неге? “откуда?” къайдан? “куда?” къайсылай?

Наречия образа и способа действия – кюй гьаллыкълар – в обоих языках выражают способ совершения действия и отвечают на вопросы “как?” нечик? “каким образом?” не гьалда? “каким способом?” не кюйде? Например: чалт “быстро”, аста “осторожно”, яяв “пешком”, тувра “прямо”, сийрек “редко”, къурулай “всухую”, яхшы “хорошо”, бирден “вдруг”, гьавайын “даром”, янгыдан “заново”, олай “так”, бетге-бет “напротив”, оьзтёрече “самовольно, самовластно”, къолай “лучше”, елбегей “внакидку”, гючден “насилу”, гёнгюнден “наизусть”, ачкъарынгъа “натощак”, башдан-аякъ “сплошь”, биртавушдан “единогласно”, алгъасап “сгоряча”, ломай “целиком”, янгыз “одиноко”.

В кумыкском языке, в отличие от русского, внутри указанной группы выделяется подгруппа – наречия степени усиления или ослабления действия (артыкълыкъ, кемлик даража): бек яхшы “очень хорошо” (букв. “сильно, крепко хорошо”), чалт-чалт “весьма быстро” (букв. “быстро-быстро”), туврадан-тувра “напрямик” (букв. “очень прямо, через прямую прямо”), янгыз къумукъча “только по-кумыкски”, кёп яхшы “очень хорошо” (букв. “много хорошо”), кёп бек осал “слишком слабый” (букв. “много, сильно слабый), аз сувукъ болду ”стало чуть холоднее“, бираз йыракъ ”далековато".

К наречиям образа и способа действия в обоих языках относятся еще сравнительно-употребительные наречия, отвечающие на вопросы “как?” нечик? “подобно кому?” кимге ошап? “как что?” не йимик?: яшча “по-детски”, орусча “по-русски”, бёрюче “по-волчьи”, олай “как тот”, булай “как это”, шулай как вот это".

Наречия количества и меры – оьлчев гьаллыкълар – определяют количество и меру действия и отвечают на вопросы “сколько?” нече? “насколько?” нечакъы? “до какой степени?” не даражада? “как много?” нечеге кёп? Например: кёп “много”, аз “мало”, дагъы да, бирдагъы “еще”, онча, мунча “столько” бирдагъы керен “еще раз”, аз-маз “чуть-чуть”, кем “мало”.

В русском языке наречия, образованные от качественны): прилагательных, имеют качественное значение и но своей форме соотносительны с именами прилагательными на , , -ски. В кумыкском языке им не всегда соответствуют наречия: “рано” тез (наречие), “поздно” геч (наречие), “неуклюже” онгайсыз (прил.), “мастерски” усталыкъда (сущ в местн.-вр. п.) “медленно” астаракъ (наречие), “радостно” шат (нареч., прил.), “блестяще” яхшы кюйде (наречие + посл.), “по-дружески” дослукъда (сущ. в. мест.-вр. п.), “шумно” къавгъалы (прил.) “громко” бек къычырып (нареч. + деепр.), “бойко” тири (прил.).

Образование наречий в кумыкском и русском языках

Как в кумыкском, так и в русском языке наречия характеризуются словообразовательной соотносительностью со всеми классами знаменательных слов. Наречия в сопоставляемых языках по своей словообразовательной структуре делятся на мотивированные и немотивированные. Для мотивированных, как известно, характерна отчетливая соотносительность с другими разрядами изменяемых слов, для немотивированных, наоборот, утрата соотносительности с живыми грамматическими классами и разрядами слов.

Наречия в кумыкском языке по своему образованию делятся на следующие группы:

  1. Простые непроизводные наречия (тамур гьаллыкълар): геч “поздно”, “поздний”, тез “рано”, “быстро”; тангала “завтра”, эртен “утром”, эрте “рано”, аста “медленно”, “медленный”, тувра “прямо” “прямой”, ари “дальше”, бери “сюда”, яяв “пешком”, сийрек “редко”, “редкий”, ломай “целиком”, гьавайын “даром”, аз “мало”, кёп “много”, гери “прочь”, къачан? “когда?”, гьали “сейчас”, сонг “потом”, неге? “почему?”, ахшам “вечером”, яман “плохо”, “плохой”, осал “слабо”, “слабый”, яхшы “хорошо”, “хороший”.

    Определительные наречия, утратившие морфологическую членимость, употребляются и как наречия, и как прилагательные. Слабая дифференцированность прилагательных и наречий, структура и происхождение которых в современном кумыкском языке не поддаются объяснению, свидетельствует о наиболее древнем их происхождении. Например: тувра ёл “прямая дорога” – тувра бар “прямо иди”, арив къыз “красивая девушка” – арив яза “красиво пишет”, яман адам “плохой человек” – яман яза “плохо пишет”. Собственно наречиям кумыкского языка в русском соответствуют в основном такие же наречия.

  2. Производные наречия, образованные с помощью следующих словообразовательных аффиксов: -ча, -че; -дай, -дей; -лай, -лей; -лайын, -лейин: къумукъча “по-кумыкски”, русча “по-русски”, шунча “столько”, бизинче “по-нашему”, савлай “целиком”, чийлей “в сыром виде”, экинчилей “второй раз”, тавдай “как гора”, сендей “как ты”, алмалайын “как яблоко”, иссилейин “в горячем виде”. Аффиксальным образованием кумыкского языка в русском соответствуют: наречия, сравнительные обороты, словосочетания.

  3. Сложные наречия, образованные способом словосложения и аналитическим способом: бугюн (<бу “этот” + гюн “день”) “сегодня”, шоссагьат (<шо “тот” + сагьат “час”) “моментально, очень быстро”, бирисигюн (<бириси “другой” + гюн “день”) “позавчера”, бирдагъы (<бир “один” + дагъы “еще”) “еще, еще раз, еще один раз”; бу йыл “этот год”, бир гюн “однажды”, шо вакъти “в то время, тогда”, бир керен “однажды”, гюнлерден бир гюн “в один из дней”, бир нече “несколько”. Сложным наречиям кумыкского языка в русском соответствуют в основном простые наречия.

  4. Парные наречия, образованные повторением одного и того же наречия, сочетанием синонимов, сочетанием антонимов, сочетанием двух компонентов, один из которых выступает с различным морфологическим оформлением, а также сочетанием слов, оба компонента которого не имеют самостоятельного значения: тез-тез “очень быстро”, гьали-гьали “только-только”, аста-аста “очень медленно, тихо”, аз-аз “очень мало”; эсен-аман “благополучно”, “благополучный”, сав-саламат “цел и невридим”, “благополучно”, “спокойный”, арымай-талмай “неустанно”; ондан-мундан “откуда-то”, башдан аякъ “сплошь”. бугюн-тангала “не сегодня-завтра, со дня на день”, аз-кёп “Много ли, мало ли”, ари-бери “туда-сюда”; чыр-чырындан “кубарем”, хыр-хырындан “волоком”, бетге-бет “напротив, лицом к лицу”, бир-бирде “иногда”, къылдан-къыл “чуть-чуть”, “почти”, чакъ-чакъда // чакъда-чакъда “иногда, время от времени”, ара-арада “время от времени”, ачыкъдан-ачыкъ “совершенно ясно, совершенно открыто”, бирден-бир “еще больше”, йылдан-йылгъа “ежегодно; из года в год”, ер-ерде “там-сям; кое-где”, туврадан тувра “прямо; напрямо, прямёхонько”; ала-саладан “вдруг, ни с того ни с сего”, алман-талман “бессвязно” (говорить), эсер-месер “растерянно, испуганно”. Наречия данной группы на русский язык переводятся в основном наречиями, редко им могут соответствовать прилагательные.

  5. Наречия, образованные обособлением, т.е. употреблением отдельных застывших форм изменяющихся частей речи в наречном значении, или сочетанием застывших форм с указанными частями речи, иногда с наречиями и модальными словами. В кумыкском языке в основном обосабливаются формы местно-временного, исходного и направительного падежей, т.е. падежей с пространственно-временной семантикой: онда “там”, мунда “здесь”, ювукъ арада “поблизости, близко”, бир заманда “когда-то”, гьазиринде “в срок, вовремя”, алъякъда “раньше, прежде”, бирде “совсем, совершенно”, тез арада “недавно”, алда “сначала, раньше, впереди”, башда “раньше”, шо ерде “там”, тезде “прежде, раньше”, бираз алда “недавно”, ахырда “наконец”, йыракъда “вдали, далеко”, ювукъда “близко”, “вблизи”, бугюнлерде “на днях”, гьали-гьалилерде “на днях, недавно”, гьар ерде “везде”; янгыдан “снова, заново”, гючден “насильно”, биртавушдан “единогласно”, ювукъдан “вблизи”, ёкъ ерден “ни за что ни про что”, йыракъдан “издалека”, гечден, “поздно”, бир ягъадан “подряд”, ачувундан “со зла”, чарасыздан “безысходно” (букв. “от безвыходности”), яманлыгъындан “от вредности, зла”, къайдан? “откуда?”, бирден “вдруг, внезапно”, тезден “прежде”, “давно”, гёнгюнден “наизусть”, янгыдан “заново, снова”, оьзлюгюнден “сам по себе; автоматически”, мундан “отсюда”, гюнлерден бир гюн “однажды”, азындан “в среднем” (букв. “без малого”), хырындан “наискось, набок, набекрень”, окътундан “внезапно”, чалхасындан “навзничь”, уллудан “свысока, величаво”, оьрден “сверху”, баштигинден “ничком, лицом вниз”, авуздан “устно”, хапарсыздан “неожиданно, внезапно”; алгъа “вперед”, эркинине “широко, свободно”, гьарангъа “еле-еле, насилу”, ачувгъа “назло”, бирге “вместе”, чарасызгъа “поневоле”, оьзбашына “самостоятельно”, бирге “вместе”, ачкъ-арынгъа “натощак”, неге? “почему?”, гьалиге “пока, до сих пор”.

Указанные отвердевшие формы, которые функционируют отдельно, в составе парных слов, словосочетаний, представляют собой, видимо, продукт различных этапов процесса адвербиализации. Одни из них, можно сказать, перешли в наречия, а другие вес еще полностью не обособились, то есть еще не завершился переход именных частей речи и местоимений в наречия. Наречия кумыкского языка нуждаются в глубоком изучении.

Наречия, образованные обособлением, на русский язык переводятся, как правило, наречиями, образование которых не всегда идентично способам образования в кумыкском языке.

Встречаются трудно объяснимые наречия: урусбай “довольно хорошо”, бырын “прежде, раньше”, былтыр “прошлый год”, гене “опять, внрвь, снова, еще раз”.

В русском языке наречия образуются от разных частей речи различными способами:

  1. От качественных прилагательных и причастий образуются группа бесприставочных наречий на , : “быстро” чалт, “чисто” таза, “сильно” гючлю, бек, “ярко” ачыкъ, “грубо” гьонкъа; аччы, аччы кюйде, “гладко” тегиш, “темно” къарангы, “дико” вагьши, “ласково” илиякълы, “храбро” къоччакъ кюйде, “легко” тынч, “едко”, “горько”, аччы, “просто” тынч, енгил, ачыкъ. В кумыкском им соответствуют в основном непропзводные наречия, а в ряде случаев могут соответствовать прилагательные или несколько семантически близких наречий. Таким, как “тепло” исси, “мило” рагьмулу, “озорно” тынышсыз, чарчымлы, къавгъалы, соответствуют имена прилагательные.

  2. От качественных, относительных прилагательных и местоимений наречия образуются с предлогом по и суффиксами -ому, -ему, от качественных прилагательных на -ский, -цкий и от притяжательных прилагательных на -ий образуются наречия с предлогом по и суффиксом : “зимний, по-зимнему” къышча, “по-моему” менче, “по-твоему” сенче, “по-человечески” адамча, “по-русски” русча, “по-немецки” немецче; “по-волчьи” бёрюче. Всем этим наречиям в кумыкском языке соответствуют наречия на -ча, -че.

  3. От застывших форм винительного падежа кратких имен прилагательных и предлогов в, на, за, по, а также родительного падежа тех же прилагательных и предлогов с, из, до. Предлоги, вошедшие в состав наречий, превратились в приставки: “налево” солгъа, “направо” онггъа, “надолго” гечге, “наскоро” тезликде, алгъасавлукъда, “заживо” савлай, “задолго” алдын, алда; “заново” янгыдан, “засветло” тангда, “подавно” айрокъда; “досыта” тойгъунча, “снова” янгыдан; “допьяна” эсаргинче, “досуха” къуругъанча, “дочиста” тазалангъанча, “досвегла” ярыкъ болгъанча, “издавна” тезден, “сразу” бирден, шоссагьат, “смолоду” яшдан, тувмадан, “сызмала” гиччиден.

    Наречия от застывших форм винительного падежа, а также родительного с предлогами с, из на кумыкский язык переводятся производными наречиями, а наречия на до- –деепричастиями на -гъанча.

  4. От винительного падежа женского рода с предлогами на, в: “вплотную” тыгъыс кюйде, тыгъылып, “впустую” бошуна, “вхолостую” бошуна, “начистую” тап-таза этип.

  5. От полной формы прилагательного древних форм родительного, дательного, винительного и местного падежей, соотносительность с которыми они потеряли: вечо́р (арх. “вчера вечером”) – тюнегюн гече, вчера – тюнегюн, дома – уьйде; капельку, крошечку, чуточку – аз-аз, аз-маз; домой – уьйге, долой – ёкъ болсун, тайдыр; бегом – чабып, даром – гьавайын, живьем – савлай, зимой – къышда, целиком – савлай, прямиком – тувра, силком – гючден; временами – заман бир, местами – ер-ерде.

    В кумыкском языке наречиям, представляющим собой в русском языке застывшие беспредложные формы косвенных падежей, соответствуют производные и непроизводные наречия, в единичных случаях – деепричастия и междометия.

  6. От застывших форм косвенных падежей существительных и местоимений:

    а) От существительных в форме винительного падежа с приставками на-, в-, за-, под-, по-, о-: “набок” хырындан, “назубок” гёнгюнден, “насмех” кюлкюге; “внутрь” ортасына, ичине, “втихомолку” астаракъ, яшыртгъын; “зараз” бир керен, “замуж” эрге; “подчас” заман бир, бир-бирде, “поодаль” арекде, бираз ариде; “окрест” айланада, айлана якъда, “сроду” тувгъанлы, тувмадан; “сразу” бирден, бирден-эки, шоссагьат, тез-тез; “издали” йыракъдан, “исподлобья” гёзтюбюнден, “изнутри” ичинден: “доверху” папахына ерли, папахын чыгъарып, “дотла” бютюнлей, битгенче (ялламакъ), “донизу” тюбюне ерли. В кумыкском языке таким застывшим формам соответствуют, как правило, такие же формы, редко – непроизводные наречия;

    б) От существительных в форме родительного падежа с предлогами без, с, из, до, от: “без толку” негьакъ, “без устали” моюмай, талмай; “с размаху” силлеп (ЧЕМ-ТО), герилип (С РУКИ); “до зарезу” бек уьзюрю, “за глаза” артындан (сёйлемек), “о бок” янында, янаша.

    Русскому родительному падежу с предлогами без, с, из, до, от в кумыкском соответствуют или наречия, или деепричастия на -ып, -гъанлы, -гъанча, редко существительные с аффиксами принадлежности + послелог:

    в) От имен существительных в форме дательного падежа слиянием с предлогами к, по: “кверху” оьрге, “кстати” оьзюню еринде, вакътисинде, “некстати” вакътисиз; ерсиз, тийишсиз, “понизу” ерден, ерге тийип; “поблизости” ювукъда, ювугъунда: “посредине” ортасына, “поутру” танггъа, эртен тез, “поделом” тийшли кюйде, тийшилиси, “понаслышке” сёзге гёре, хабаргъа гёре.

    Наречиям, образованным от существительных в форме дательного падежа русского языка, в кумыкском соответствуют в основном падежные формы, которые еще полностью не обособились и не стали наречиями, прилагательные, прилагательные + послелог, существительные с аффиксами принадлежности;

    г) От существительных в творительном падеже путем слияния с предлогами с, под, в форме предложного падежа с предлогами в, на: слишком – артыкъ, со временем – заманы гелгенде, под мышками // подмышкой – къолтугъунда; вверху – оьрде, впереди – алдында, алды булан, вдали – йыракъда, втайне – яшыртгъын, яшырып; впопыхах – бек алгъасавда, впотьмах – къарангылыкъда, на ходу – ёл уьстюнде, юрюй туруп, настороже – сакълыкъда, на днях –шу гюнлерде. В кумыкском языке в большинстве случаев им соответствуют существительные + аффикс принадлежности + да, существительное в форме местно-вр. падежа на -да, редко наречия.

    д) Соединением двух падежных форм с предлогами: бок о бок – тыгъыс кюйде, бек ювукъ, плечо в плечо – бирче, бек ювукъ; рука об руку бирче, ювукълукъда; лицом к лицу – бетгебет, плечом к плечу – янаша, бирче, бирликде; год от года – йылдан йылгъа, час от часу – сагьатдан сагьатгъа; с часу на час – тез заманны ичинде; изо дня в день – гюнден гюнге, из года в год – йылдан йылгъа. В кумыкском языке им соответствуют идентичные образования.

  7. От количественных, порядковых, собирательных числительных тем же способом, что и существительные, т.е. путем суффиксации и слияния с предлогами: один – однажды – бир керен, два – дважды – эки керен; первый – впервые – биринчилей; двое – вдвое, надвое – экиге, эки пай, трое – натрое, по трое – уьчер; шестеро – вшестеро – алты керен; первый – сперва – биринчилей, двое – вдвоем – экибиз де, бирче, вдвойне – эки керен, единый – наедине – янгыз.

  8. От местоимений. Соотносительность с местоимениями наиболее древних наречий устанавливается лишь по местоименным корням с-, т-, к-, вес-, ин-: здесьмунда, сюда – бери, отсюда – шундан; там – онда, тогда – шо заман, туда – шонда, тут – мунда, оттуда – ондан; когда – къачан, коли – шолай буса, шолай болгъанда, куда – къайда, где – не ерде, как – нечик, откуда – къайдан, докуда – не ерге ерли, къайда ерли; везде – гьар ерде, всегда – гьар гезик, всюду – гьар ерде, навсегда – гьар замангъа, повсюду – гьар ерде, отовсюду – гьар ерден; иногда – бир-бирде, иначе – башгъачалай; извне – къырдан, тышдан. В кумыкском языке таким наречиям в основном соответствуют производные и непропзводные наречия.

    Наречия образуются от вопросительных местоимений: отчего – не саялы, неден, оттого – шондан, почему – неге, зачем – неге, не саялы, затем – сонг, шону учун; незачем – тарыкъсыз, гьабас, негьакъ.

  9. Наречиями стали сочетания слов: тотчас (<тот + час) – шоссагьат (<шо + сагьат), сейчас (<сей+час) – буссагьат (<бу + сагьат), сегодня (<сего+дня) – бугюн (<бу + гюн). Таким наречиям русского языка в кумыкском соответствуют наречия подобного образования.

  10. Наречия образовались от деепричастий. Продуктивны образования на , , -учи: “молча” иннемей, “стоя” эретуруп // тургъан кюйде, “сидя” олтуруп, “крадучись” яшыртгъын, “припеваючи” кеп уруп, шатлыгъына шаркъ этип, “шутя” тынч кюйде, енгил, талчыкъмай. Деепричастиям, перешедшим в разряд наречий русского языка, в кумыкском не всегда соответствуют наречия. Это связано с тем, что в кумыкском языке переход глаголов в наречия наблюдается реже, чем в русском. Процесс адвербиализации охватил немногочисленные глаголы кумыкского языка: Ол ятып ашап тура “Он живет беззаботно” (букв. “лежа есть”). Яш атылып эретурду “Мальчик быстро вскочил”. Башлап сен гел “Сначала ты приходи”. Ташлап сёйлей “Высокомерно разговаривает”. Пешелемей сёйлей “Высокомерно, гордо разговаривает”.

  11. Образуются наречия также от глагольных основ с суффиксом -мя в сочетании с глаголом той же основы: “ливмя льет” бек гючлю ява, “стоймя стоит” тик токътагъан, “кишмя кишит” важыллап тура. Наречным сочетаниям в кумыкском языке также соответствуют предложения или наречные словосочетания.

  12. Наречиями выступают устойчивые словосочетания различного образования русского языка, которым в кумыкском соответствуют одиночные наречия или словосочетания – наречия, редко – деепричастия: “рано утром” эртен тез, “ни свет, ни заря” танг билине туруп, тавукъ чакъда: “вверх дном, вверх ногами” баштигинден, “на босу ногу” ялан аякъдан, “на скорую руку” бек чалт, алгъасап, “рукой подать” бек ювукъда, шунда.

  13. Имеются наречия, образование которых неясно: “едва” гьаран, “очень” бек, зор, “после” сонг, артда; “подле” бек ювукъда, къырыйында, янында, ягъында. В кумыкском языке вышеуказанным наречиям соответствуют наречия, наречные образования пли падежная форма, употребляемая в функции обстоятельства.

Таким образом, в русском языке способов образования наречий больше, чем в кумыкском. Процесс адвербиализации как непрекращающийся процесс в русском языке характеризуется большей завершенностью, чем в кумыкском. В кумыкском языке довольно много способов передачи наречных значений другими частями речи и их формами, поэтому и падежные и деепричастные формы находятся на различной ступени адвербиализации. Обстоятельственные значения в кумыкском языке выражаются и основном местно-временными падежными формами, иногда в сочетании с формами принадлежиости и деепричастиями

Степени сравнения наречий

В русском языке качественные наречия с суффиксом , , образованные от качественных прилагательных, имеют сравнительную и превосходную степени сравнения. Степени сравнения наречий образуются посредством тех же суффиксов, что и имен прилагательных. Различаются они по синтаксическому употреблению (они выполняют разные функции): прилагательные определяют имя, наречия – глагол.

Сравнительная степень наречий образуется посредством суффиксов -ее, -ей, -ше, (форма типа мене, боле, доле, дале на устарела). Данные формы могут сочетаться с приставкой по-: быстро – тез, быстрее, быстрей, побыстрее – бираз бек тез, дагъы да тез, дагъыдан да тез. Друг отца часто приходил к нам – Атамны къурдашы бизге кёп геле эди. В последнее время он стал чаще приходить – Артдагъы вакътиде ол дагъы да кёп гелеген болду.

Ряд наречий, как и прилагательные, имеет двоякие формы сравнительной степени, различающиеся стилистически: слабее и слабже, звончее и звонче, менее и меньше, более и больше, далее и дальше, ловчее и ловче, ранее и раньше, позднее и позже (форма на -ее характерна для книжной речи): Птицы звонко поют –Къушлар къычырып чарнай. Они сегодня поют звонче – Олар бугюн дагъы да бек къычырып чарнай. Он дальше своего носа ничего не видит – Ол бурнундан дагъы арекдеги бир затны да гёрмей. Павел стал приходить позже (М. Горький) – Павел дагъыдан да геч гелеген болгъан // Павел алдындан да геч гелеген болгъан. Вчера ты мало написал – Тюнегюн сен аз яздынг. Сегодня ты еще меньше написал – Бугюн сен дагъы да аз язгъансан // Бугюн сен тюнегюнден де аз язгъансан. Он взял больше, чем ты – Ол сенден кёп алгъан. Наши работают ловчее (М. Горький) – Бизинкилер бираз чалт ишлей // Бизинкилер дагъы да чалт ишлей. Гарун бежал быстрее лани – Гьарун маралдан да бек къача эди. Дети весело играли – Яшлар шат ойнай эди. Теперь они стали играть еще веселее – Гьали олар дагъы да шат ойнамагъа башлады (дагъыдан да).

При отсутствии специальных формальных показателей сравнительной степени наречия в кумыкском языке сравнительная степень русского языка передается: сочетанием наречия с такими компонентами, как бираз “немного, чуть, немножко”, дагъы, дагъы да, дагъыдан да “еще”, алдан да “чем раньше, чем прежде”, форма исх. п., исх. п. + къолай “лучше”, исх. п. + да.

Превосходная степень наречия в русском языке образуется аналитически: сочетанием формы сравнительной степени и местоимения всего и всех: Они поют лучше всех – Олар барындан да яхшы йырлай. Сестра пишет лучше всех – Къызардашым барындан да яхшы яза.

Морфологическим способом превосходная степень наречия редко образуется от основы превосходной степени прилагательных при помощи суффикса : “подробнейше рассказывай” бек мекенли айт, тёкмей – чачмай айт, бир затны да къоймай айт, “строжайше приказал” бек гючлю буюргъан (буйрукъ берген), “покорнейше благодарю” гьакъ юрекден разилигимни билдиремен, бек абурлап разилигимни билдиремен, “нижайше прошу” ял барып тилеймен, “почтеннейше благодарю” уллу абур булан разилигимни билдиремен, сыйлап разилигимни билдиремен.

Наречиям превосходной степени в кумыкском языке соответствуют: наречия превосходной степени, образованные синтаксическим способом: сочетание бек “очень” + деепр. на -ып, сочетание наречия и местоимения бары в исх. п. + да, сочетание прил. + сущ. + посл. булан “с”, дееприч. на -ып, дееприч. оборот, сочетание прил. + сущ.

В кумыкском языке нет суффиксального способа образования превосходной степени наречия.

В кумыкском языке превосходная степень образуется путем сочетания наречия с частицами лап, инг. чинк де, оьтесиз, ажайып, бек, кёп, зор, обозначающими высокую степень качества. Данный способ образования превосходной степени является универсальным для качественных прилагательных и не совсем продуктивным для наречий. Иним лап да чалт яза – Младший мой брат быстрее всех пишет. Ишге бугюн сиз кёп тез гелгенсиз – Сегодня вы на работу очень рано (букв. “много рано”) пришли. Тойгъа атам лап да геч гелди – На свадьбу отец пришел позже всех. Ол оьтесиз арив бийий. Он удивительно хорошо танцует. Бизге чинк де сийрек сен гелесен – К нам реже всех ты приходишь Мен чинк де яхшы язаман – Я пишу лучше всех. Лап алда бизин ат гелди // Башлап бизин ат гелди. Раньше всех наша лошадь пришла.

Превосходная степень образуется также посредством удвоения наречий: чалт-чалт ишлей “очень быстро работает” (быстро-быстро). аста-аста йылыша “весьма медленно сдвигается”. геч-геч къайтды “очень поздно вернулся”.

Наречиям превосходной степени кумыкского языка в русском соответствуют: наречия сравнительной и превосходной степени, сочетание прилагательного со служебными словами очень, весьма, чересчур, сочетание формы сравнительной степени и местоимения всего, всех.