Причастие (Сыпатишлик)

Причастие в кумыкском языке

Причастие – особая форма глагола, которая совмещает в себе свойства глагола и свойства прилагательного.

Признаки, общие для причастий и глаголов кумыкского языка:

  1. обозначает предмет в действии: гелген гиши “пришедший человек”;

  2. отличается переходностью и непеходностью: язгъан яш “написавший мальчик”, юхлагъан яш “спавший мальчик”;

  3. имеет категории залога: жувунгъан яш “умывшийся ребенок”, табулгъан яш “найденный ребенок”, табушгъан къурдашлар “встретившиеся друзья”;

  4. обозначает действия во временном аспекте по отношению к моменту речи (прошедшего, настоящего, будущего времени): ишлейген адам “работающий человек”, ишлеген адам, “работавший человек”, ишлер адам “человек, который будет работать”;

  5. имеет отрицательную форму на -ма: охулмагъан китап “не прочитанная книга”, охуп болмайгъан яш “мальчик, который не может учиться”;

  6. сохраняет глагольные управления: а) управление падежами имен: юртда яшайгъан гиши “человек, живущий в ауле”; юртдан чыкъгъан гиши “человек, вышедший из аула”; юртну сюеген гиши “человек, любящий аул”; б) примыкание наречия: яхшы охуйгъан улан “мальчик, который хорошо учится”; осал охуйгъан къыз “девочка, которая плохо учится”; янгыдан этилген уьй “заново построенный дом”; тез бишген емиш "рано поспевший плод;

  7. употребляется в роли сказуемого: Ол яшагъан адам “он достаточно проживший человек”. Атабыз кёп затны гёрген гиши “наш отец – много видевший человек”.

Признаки, общие для причастий и имен прилагательных в кумыкском языке:

  1. причастия могут выступать в роли определения, как и прилагательные, предшествуя определяемому: юхлайгъан яш “спящий ребенок”; йыртыллайгъан кагъыз “блестящая бумага”;

  2. причастия могут субстантивироваться, принимая аффиксы падежа, аффиксы принадлежности, числа, и могут выступать в роли любого члена предложения: Олтургъанлар бары да турду “Сидящие все встали”. Ол гетегенлени токътатмады “Он не стал удерживать уходящих”. Кагъызлар гетгенлерде къалды “Бумаги остались у ушедших”. В кумыкском языке причастие в функции существительного в основном выступает в форме множественного числа. Субстантивированные причастия в кумыкском языке, в отличие от русского языка, принимают и аффиксы принадлежности: Гелгенлерибизни олтуртма ерлер чи бар “Наших пришедших посадить места-то есть”. Токътагъанынг яхшы болду “То, что ты подождал, хорошо” (букв. “то, что ты был подождавшим, хорошо”).

В кумыкском языке причастие, как и прилагательное, примыкает к определяемому слову и не изменяется. В русском языке причастие согласуется с определяемым словом в роде, числе и падеже:

Охулгъан китап – прочитанная книга
Охулгъан китапны – прочитанную книгу // прочитанной книги
Охулгъан китапгъа – прочитанной книге
Охулгъан китапдан – из прочитанной книги
Охулгъан китаплагъа – прочитанным книгам
Охулгъан китапда – в прочитанной книге

Причастие в кумыкском языке имеет формы трех времен: настоящего, прошедшего, будущего.

Основной функцией причастий является их употребление в качестве определения. Субстантивированные причастия изменяются, как существительные, и в предложениях могут быть подлежащими, дополнениями, обстоятельствами. Дополнения, обстоятельства, присоединяя к себе послелоги, превращаются в такие конструкции, которые в русском языке передаются придаточными предложениями.

Причастие настоящего времени

Причастие настоящего времени образуется от корня (или основы) глагола путем присоединения к нему аффикса -агъан, -еген, -йгъан, -йген: барбарагъан “идущий”, гелгелеген “приходящий”, яшаяшайгъан “живущий”, бийибийийген “танцующий”. Отрицательная форма: яшайгъан “живущий” – яшамайгъан “не живущий”.

Аналитические формы причастия настоящего времени образуются от формы на , , и причастия настоящего времени турагъан (от вспомогательного глагола тур): йырлай турагъан адам “поющий человек” (человек, который все время поет); геле турагъан гиши “идущий человек” (или все время приходящий); бара турагъан гиши “идущий человек” (все время идущий человек, только что идущий). Такие формы в русском языке передаются: 1) причастием настоящего времени, 2) относительным местоимением который + глагол изъявительного наклонения настоящего времени, 3) причастием настоящего времени в сочетании со словами: все время, часто, время от времени.

Форма причастия настоящего времени выражает:

  1. действие данного момента, совпадающего с моментом речи: Юхлайгъан яш бирден къакълыгъып уянды “Спящий ребенок вдруг очнулся ото сна”. Шурадан гелеген арбаланы арты булан бир гиччи кюлай да айрылмай юрюй “За уходящими из Шуры арбами неотрывно идет маленький щенок” (Н.Х. Ольмесов);

  2. действие, свойственное предмету; отличительную особенность предмета: Айнымайгъан тайпа // бай болмайгъан тайпа “Род, который никогда не богатеет”; тоймайгъан адам “ненасытный человек”, гийилмейген опуракъ “одежда, которая не используется (неиспользуемая одежда)”, этилмейген иш “невыполнимая работа”, къутулмайгъан ер “необходимое дело, нужное дело” (букв. место, от которого не освободиться);

  3. характер человека, характерное качество человека, профессию: чыргъа къыйышмайгъан таш “неуживчивый человек (букв. камень, который невозможно использовать при постройке забора, при кладке)”, йырлайгъан къатын “певица” (поющая женщина), кёрюк басагъан адам “обманщик” (букв. человек, который раздувает мехи), тайышдырагъан гиши “вор, пьяница” (букв. убирающий человек), къопдурагъан зат “преувеличивающий, сгущающий краски” (о человек).

Атрибутивные конструкции с причастием в форме настоящего времени стали устойчивыми и превратились в термины, стали атрибутивными именами: олтурагъан бурчакъ “фасоль на корню” (букв. сидящая фасоль), чачагъан согъан (мелкий сорт лука для посадки), турагъан ягъа “стоячий воротник-стойка”, ятагъан ягъа “отложной воротник”, къурмач этеген гьабижай (сорт кукурузы для изготовления кукурузных хлопьев), чырмалагъан бурчакъ “вьющаяся фасоль”, охуйгъан яшлар “школьники” (букв. учащиеся дети), къувлуйгъан лепекели “кукуруза” (букв. сверкающие чёлки), гелешме барагъанлар “сваты”, алма барагъанлар (сопровождающие невесту), гелгенлени къаршылайгъанлар “те, которые принимают гостей (на свадьбе)”, чабагъан ат “скакун” (букв. бегущая лошадь).

Форма причастия настоящего времени подвергается субстантивации и превращается в апеллятивы: сюегенлер “влюбленные”, ябушагъанлар “борцы”, бийийгенлер “танцоры”.

Причастие прошедшего времени

Причастие прошедшего времени образуется от основы глагола посредством суффикса -гъан, -ген: охугъан китап “прочитанная книга”, гелген къонакъ “пришедший гость”, айтгъан сёз “сказанное слово”.

  1. Форма причастий на -гъан, -ген употребляется в качестве определения в атрибутивном словосочетании. Это причастие на русский язык переводится причастием, реже прилагательным: къызаргъан бет “покрасневшее лицо”, оьлген сыпат “мертвецкое лицо”, къуругъан от “сухая трава”, къатгъан топуракъ “твердая земля // отвердевшая земля”.

  2. Если перед атрибутивным словосочетанием стоит существительное или местоимение, то это сочетание (существительное + причастие + существительное) переводится на русский язык определительным придаточным предложением: Къурдашым охугъан китап “Книга, которую прочитал (читал) мой друг”. Къой ятгъан ер “Место, где лежало стадо овец”. Придаточное определительное предложение в русском языке стоит после определяемого слова и в обоих случаях может быть заменено обособленным причастным оборотом. В кумыкском языке определительное предложение выступает в форме причастного оборота и стоит перед определяемым словом, является определением и не обосабливается: Ол герилип ачылгъан къапуланы алдында токътады (3. Атаева) “Он остановился у ворот, которые были открыты настежь”. Гёзьяшлар агъагъан яякълары къызармакълыкъдан лавуллай (3. Атаева) “Щеки, омываемые слезами, блестят и краснеют”.

Форма -гъан, -ген выражает в основном прошедшее перфектное время: ишленген уьй “построенный дом”, юлюнген баш “бритая голова”. Данная форма как самая многозначная и многофункциональная форма причастия выражает полноту действия, результативность, завершенность действия:

Гёгерген кёклер йимик тавушум  
		Гюренленген гёк атлардай юрюшюм.

		"Мой голос, словно небо перед дождем  
		Я, как скакун, бредущий под ярмом".
		

Ряд таких причастий подверглись адъективации и с существительными образовали устойчивые словосочетания: токъташгъан улан “зрелый парень”, айтылгъан гиши “почетный человек, знаменитый человек”, яшагъан адам “пожилой человек, достигший старости”, етишген къыз “взрослая девушка, девушка, достигшая совершеннолетия, девушка на выданье”, къартайгъан хыяр “переспелый огурец”, гёрген адам “опытный человек (букв. много видевший)”, къыржылгъан ягъа “потертый воротник”, болгъан иш // бажарылгъан иш “готовая работа, доведенная до конца работа”, айтылгъан сёз – атылгъан окъ “сказанное слово – стреляная пуля”. Во фразеологических сочетаниях, пословицах форма -гьан употребляется в переносном значении прошедшего-настоящего времени: къатгъан зат “молодецкий” (букв. “затвердевшая вещь”), тургъан юрек “беззаботный” (букв. “стоящее сердце”), ашагъан гиши “расхититель” (букв. “наевшийся человек”), бишген аш – чанчылгъан тиш “бездельник” (букв. “готовое кушанье, воткнутая вилка”), оькюрген бугъа “сытый, набравший” (букв. “бык, который ревел”), къоркъгъан къоян “трус” (букв. “трусливый заяц”), акъыргъан къыш “лютая зима” (букв. “крикнувшая зима”); причастия подвергаются субстантивации: полностью входят в состав существительных: къычыткъан “крапива”, ябушгъан “боярышник”, бюрлюген “ежевика”, оьлгенлер “покойники”; в топонимах: Гюйген къотан, Ярылгъантав, Гёчгенлер, Сувашагъанлар, Умахансюрген; без определяемого слова приобретают способность непосредственно указывать на предмет: Гелген къонакълар “пришедшие гости” – гелгенлер “пришедшие”; олтургъан адамлар “сидящие люди” – олтургъанлар “сидящие”. Как видно из примеров, данные функции причастия в сопоставляемых языках совпадают.

В контексте субстантивированные причастия указывают на действие, ограниченное во времени: геч гёргенлер “новые разбогатевшие” (букв. “поздно видевшие”), гёз ачгъанлар “поздно поправившие свое положение” (букв. “проснувшиеся, глаза открывшие”), яшавгъа чыкъгъанлар “жизнь возродившие”, шашгъанлар “с жиру взбесившиеся”, тойгъанлар “сытые”.

Субстантивированные атрибутивные конструкции употребляются в функции назывных предложений при описании обстановки: салынгъан столлар “поставленные столы”, безенген столлар “обставленные столы”, ачылгъан шампанскийлер “открытое шампанское”.

Причастие будущего времени

Причастие будущего времени имеет две формы. Оно образуется от основы глагола посредством аффиксов -жакъ, -жек, -ажакъ, -ежек. Причастие будущего времени с данными формами обозначает качество и свойство, связанное с будущим конкретным временем: Этилежек ишлени гёз алгъа тутдум “Представил себе работы, которые необходимо сделать”. Охулажакъ китапланы китапханадан барын да алдым “Из библиотеки взял все книги, которые необходимо прочитать”. Употребляется в значении определения и соответствует русской конструкции “который (куда, где) + глагол будущего времени”: этилежек уьй “дом, который будет построен”, бережек савгъат “подарок, который отдадут”.

Субстантивированные причастия с аффиксами -жакъ, -жек, -ажакъ, -ежек употребляются в значении существительного: Гележеги белгили тюгюл “Неизвестно, придет ли он”.

Атрибутивные конструкции с причастием на -жакъ выражают ожидаемое действие, при этом имя, к которому относится действие причастия, как правило, употребляется с аффиксом принадлежности: Этежек ишлерингден сююнюп турасан “Радуешься предстоящей своей работе”. Гележек къонакъларынгны къайда къаршылайсан? “Где будешь встречать ожидаемых своих гостей?”. Айтажакъ сёзлерингни алданокъ онгар “Заранее подготовь свои слова”.

Настоящее-будущее (неконкретное) время причастия образуется от корня или основы глагола посредством аффиксов -ар, -ер, -ыр, -ир, -ур, -юр, , отрицательная форма – посредством -мас, -мес (ма + с < р): гелер адам “человек, который будет приходить”, ишлер улан “парень, который будет работать”, болмас иш “работа, которая не осуществится”.

Форма на -ар обозначает, что данному лицу или предмету, к которому относится действие этого причастия, предстоит или не предстоит, необходимо или нет необходимости, есть возможность или нет возможности совершить действие, выраженное причастием. В таких конструкциях причастие-определение обозначает действие, свойственное данному предмету или лицу, ограниченное во времени. Такие конструкции близки к атрибутивным конструкциям и на русский язык переводятся придаточными определительными предложениями при помощи слов необходимый, ожидаемый, возможный, соответствующий, должный, предначертанный, предстоящий, по существу, обычно, как правило: Болар улан эди “Это был парень, который, несомненно, должен был быть большим человеком”. Айтылар сёз гьали де айтылмагъан “Ожидаемое (соответствующее) слово все еще не сказано”. Бу охулар китап тюгюлге ошай “Эта книга, видимо, такая, которая не должна быть прочитана”. Язда явар янгурлар явуп битмеген “Дождей, обычно выпадающих летом, все еще не было”. Барар ерге барып къутулма тюше “К месту, которое нужно посетить, надо вовремя идти”. О басылар къайгъы тюгюл “Это нескончаемое горе (букв. горе, которое не утихнет, не успокоится)”. Бу ачылар чакъ тюгюл “Это по существу такая погода, которая обычно не проясняется” (букв. это погода такая, которая не откроется). Барар ёлу булан барсын “Пусть идет дорогой, которая определена ему (предначертана)”. Ишни этилер чакъысы этилди “Работы сделано столько, сколько нужно было (которая была запланирована)”.

Атрибутивное значение больше свойственно форме на -ар чем форме на -жакъ, поэтому адъективация причастий на -ар, -мас встречается чаще. В русском языке им соответствуют прилагательные: оьлюр аврув “смертельная болезнь”, оьлюр яра “смертельная рана”, оьтгере яра “сквозная рана”, къайнар сют “горячее молоко”, къайтмас ёл “опасный путь” (букв. “дорога, с которой не вернется”), оьлтюрер сёз “дерзкое слово, порочное слово”, (букв. “убийственное слово”), унутулмас сёз “оскорбительное слово” (букв. “слово, которое не забудется”), гёрер гёз “зрячие глаза”.

Парные слова с формой на -ар, компоненты которых представляют собой положительные и отрицательные формы того или иного слова, обозначают предположительность, неполноту действия. Иногда такие конструкции сопровождаются сравнительным словом йимик “как”: Болур-балмас (болур-болмас йимик) ишлеге несине сююне эдинг “Зачем ты радовался тому, что осуществится или не осуществится”. Ол гелер-гелмес йимик къалды “Он остался в таком состоянии: придет или не придет”. Акъча шо затланы алмагъа етишер-етишмес йимик “Денег на эти вещи или хватит, или не хватит (вряд ли хватит)”.

Как видно из примеров, таким парным словам в русском языке соответствует словосочетание, компоненты которого разделены союзом или.

Форма на -ар может подвергаться субстантивации, которая в основном встречается в топонимах, отраслевой и профессиональной лексике, ономастике, фразеологизмах, пословицах: тюк битмес таш “очень бедный (букв. камень, на котором не вырастут волосы)”. Бермес къызны багьасы артыкъ бола “Девушка, которая не выдается, дороже стоит”. Атбасар (топон), къушкъонмас “держидерево (колючий кустарник)”. Кюлемес Агьмат (прозвище) (букв. “Ахмед, который не будет смеяться”). Ятар къурсакъ ярым яхшы (посл.) (букв. “Живот, который будет лежать (спать), лучше неполный”). Ичмес Осман (прозвище) (букв. “Осман, который не будет пить” (пьяница), Оьлмес (букв. “не умрет”), Къоркъмас (букв. “не будет бояться”), Таймас (букв. “не уйдет (не умрет)”, Алмас (букв. “не возьмет” (его) (антропонимы), Бёрюянчар (букв. “волкодав”), Бёрютутар (букв. “волка поймает”) (клички собак), бёрюайырмас “крестец” (букв. “волк не разделит”) (место соединения головы с шеей (у овец), экашар (<эки яшар) “двухгодовалый”, уьчашар (<уьч яшар) “трехгодовалый” (у крупного рогатого скота).

Причастия, употребляемые без определяемого слова, приобретают признаки существительного и обладают способностью создавать ряд особых форм. Эта особенность больше характерна для причастий прошедшего времени. Остальные временные формы причастия присоединяют категориальные формы существительного сравнительно реже:

  1. причастия присоединяют аффикс множественного числа -лар, -лер, при этом они обозначают совокупность лиц одной профессии, занятия, интереса, совместность, общественные, родовые, этнические группы, участников какого-либо события. В русском языке таким конструкциям могут соответствовать причастия, выделительно-определительные предложения, прилагательные или существительные: Сюегенлер оьз тамурун атмагъа сюер сагъа тамурсуз деп айтмагъа (А. Акаев) “Те, которые легко бросают (забывают) свои корни (родословные), и тебе могут сказать, что ты без корней”. Тойгъа чакъырылгъанлар “приглашенные на свадьбу”, гелешме барагъанлар “сваты” (букв. “те, которые идут сватать”), къой къыркъагъанлар (букв. “те, которые стригут овец”), ашап-ичип турагъанлар “бездельники”, “гуляки” (букв. “те, которые только едят и пьют”, гелгенлер “пришлые” (не местные, не аборигены).

    В топонимах аффикс -лар потерял значение множественности и составляет с формой причастия топонимическое название: Гёчгенлер (букв. “обвалы”), Даайчалгъанлар (букв. “место, которое косил Даай”).

  2. Причастия с аффиксами принадлежности выражают результат действия или его объект, процесс действия (сам акт действия): Яратгъаным сюйсе бизин къайтарар (Й. Казак) “И коль захочет, то вернет творец”. Билгенибиз дюньялагъа къыйышмай, гёргенибиз кёкюреклеге сыйышмай (Й. Казак) “Увиденного в сердце не вместить, вселенский опыт нам не охватить”. Гетгенибиз чёкшамарал гюз эди. “Мы уходим в осень, голубую, как марал” (марал “лань” – перен. “красавица”) Гетгенибиз ярыкъмеди, тюнмеди (Й. Казак). “Ушли мы – ночь была или был день”.

  3. Присоединяя аффикс родительного падежа, причастие указывает на лицо, производящее действие. В русском языке ему соответствуют местоименно-соотносительные предложения: Бажаргъанны бармакъларындан бал тамар “Кто умеет, у того с пальцев мед течет”. Оьлгенни бети чарыкъ, къалгъанны бети ярыкъ. “У того, кто умер, лицо – чарык[9], кто остался жить, у того лицо яркое”. Гёрмегенни гёзю чыкъсын “У того, кто не видел, пусть глаз выскочит” (по отношению к вездесущему).

  4. Кумыкским причастиям с аффиксом дательного падежа в русском соответствуют изъяснительные придаточные, местоименно-соотносительные предложения, субстантивированные причастия, существительные в родительном падеже: Уланы яхшы охуйгъангъа атасы бек шат “Отец очень рад, что сын хорошо учится”. Сагъа бу хабарны етишдирерге мен шекленмей эдим “Я не сомневался, что об этом разговоре доложат тебе”. Атам бугюн юртгъа баражакъгъа шек де ёкъ “О том, что отец сегодня поедет в аул, нет сомнения” или “Нет сомнения, что отец сегодня поедет в аул”. Къоркъгъангъа къош-къош (посл.) “У испуганного в глазах двоится” или “У страха глаза велики” или “Тому, кто боится, в глазах двоится”. Сюймейгенге сюйкелмес (посл.) “К тому, кто тебя не любит, не приближаются” или “К нелюбящему не приближаются”. Излегенге табулгъан “Кто искал, тот и нашел” (букв. ишущему нашелся").

    Причастие с аффиксом дательного падежа в сочетании со словом ошай “похоже” выражает предположение, сомнение, возможность совершения действия. Такие конструкции могут сопровождаться вводными словами къарагъанда, кюйге къарагъанда “судя по”, “смотря по”. Им в русском языке соответствуют изъяснительные придаточные предложения. Они могут переводиться также простыми предложениями, осложненными вводными словами: Уланым хоншумну къызын сюегенге ошай “Похоже, что сын мой любит дочь соседа” // “По всей вероятности, сын мой любит дочь соседа”. Къурдашымны уланы армиядан къайтгъангъа ошай “Похоже, что сын моего друга из армии вернулся”. Къарагъанда, ол шо ишни этерге ошамай “Видимо, он эту работу не будет делать”.

  5. Причастие в винительном падеже выражает результат действия и его объект, процесс действия. В русском языке таким предложениям соответствуют изъяснительные, местоименно-соотносительные предложения. Эти причастия могут быть переведены на русский язык глаголом изъявительного наклонения или существительным: Этерлени этермен мен огъар “Я его как следует накажу” // “Я его накажу так, как следует”. Барагъанны билме де билмей къалгъанбыз “То, что он едет, знать не знали” // “Мы не знали, что он едет”. Уллубий Шурагъа гелгенни бирев де билмей эди (М.-С. Яхьяев). “То, что Уллубий приехал в Шуру, никто не знал” // “О приезде Уллубия в Шуру никто не знал”.

  6. Кумыкское причастие настоящего и прошедшего времени, присоединяя аффикс местно-временного падежа -да, -де приобретает признаки деепричастия. В русском языке ему с зависимыми словами соответствует сложноподчиненное предложение с придаточным предложением времени или обстоятельство времени: Ойлагъанда геле ойлар да “Когда думаешь, и думы приходят”. Юртгъа баргъанда, мен яшлыкъда ойнагъан къурдашларыма ёлукъдум “Когда я поехал в аул, я встретился с друзьями детства”. Мен Къазангъа баргъанда, конференцияда да ортакъчылыкъ этдим “Во время поездки в Казань я участвовал и в конференции”. Алагъанда – къурдаш, берегенде – душман (посл.) “Когда берешь – друг, когда отдаешь – враг”. Ишлейгенде эринме, ишде чолакъ гёрюнме (посл.) “Когда работаешь, не ленись, на работе калекой не кажись”. Ишлейгенде маймакълай, ашайгъанда ойнакълай (посл.) “Когда работает, он косолапит, когда ест, он резвится”. Гележекде ишлер къолай болма ярай “В будущем дела, возможно, улучшатся”.

  7. Причастие в исходном падеже выражает удаление, изымание, отдаленность от исходной точки, указывает на объект, являющийся материалом для сравнения. В русском языке им соответствуют изъяснительные, местоименно-соотносительные предложения, сравнительные обороты: Бергенден берип, бермегенден чыгъарып ала (посл.) “У того, кто согласен давать, так берет, у того, кто не дает, силой отбирает”. Ашамагъандан умут да къолай (посл.) “Чем совсем не есть, надежда даже лучше”. Ол бугюн ишге чыкъмагъандан кёп зарал болмады “Оттого, что он сегодня не вышел на работу, особого ущерба не было”.

    Причастие в форме исходного падежа принимает аффиксы принадлежности, приобретает по контексту различные оттенки значений: обиду, упрек, радость: Сени баражагъынгдан мен ялкъгъанман “Мне надоели твои обещания поехать”. Шону барарындан кёп зат ёкъ “Очень много говорят о его поездке”. Уланым къатын алагъанындан сююнюп турабыз “Радуемся, что сын наш женится”.

  8. Причастия часто употребляются с послелогами, при этом могут принимать аффиксы принадлежности:

    а) осн. п. + саялы “из-за, за, ради”; учун “для”, “ради”, “чтобы”, “чтоб”; сайын “еже-, каждо-, каждый, с каждым”; йимик “как, как будто, подобно”; булан “посредством чего”, “вместе с”; чакъы “пока, покамест, приблизительно, около”: Яхшы охуйгъаны саялы грамота берди “За то, что хорошо учится, дали грамоту”. Алгъан сайын борчну къайтармай “Всякий раз, как брал, долг не возвращал”. Ойлашгъан йимик иш болмады “Как мы задумали, не вышло”. Айтгъан булан не пайда “Что толку, что говорил”. Поездге геч болмас учун, бек алгъасап юрюдюк “Чтобы не опоздать на поезд, шли очень быстро”. Чапгъан чакъы бай болмай “Сколько бегает, столько не богатеет”;

    б) род. п. + гъакъында “о чем-то, о ком-то”: Сени барагъанынгны гъакъында кёп ойлашаман “О твоей поездке много думаю”.

    в) дат. п. + гёре “видя, на основании, согласно”; къарап “смотря”: Айтагъангъа гёре, къонакълар тез гелмежек “Согласно разговорам, гости опоздают”;

    г) местн.-вр. п. + йимик “как будто, как, подобно”: Ишлейгенде йимик ашайгъанда да чалт “Как быстро работает, так быстро и ест”;

    д) исх. п. + къайры “кроме, помимо”, “кроме того”; сонг “после”; башгъа “помимо, кроме”, берли “с тех пор, с … момента, с … времени”, “в течение”; башлап “начиная”, тутуп “с тех пор, с”: Къыдырагъандан, юхлайгъандан къайры этегени ёкъ “Кроме как спать и гулять, ничего не делает”. Къызы дарсдан къайтгъандан сонг, анасына кёмек эте. “Дочь, после того, как возвращается из школы, помогает матери”. Арив гийинип чыгъагъанындан башгъа этегени ёкъ “Помимо того, что красиво одетый выходит, ничего не делает”. Докторлукъ ишни якълагъандан берли илмуну уьстюнде дагъы да бек ишлегенмен. “С тех пор, как защитил докторскую диссертацию, я еще больше стал заниматься наукой”. Биз ишлейгенден башлап шо хабар юрегимден таймай “С тех пор, как мы начали работать, этот разговор не могу забыть”.

Значение причастий в разных падежных формах с послелогами определяется значением причастия в контексте и значением падежных форм и послелогов.

Причастие в русском языке

В русском языке причастие имеет следующие категории: категорию залога, категорию времени, категорию вида. В русском языке категория залога у причастий представлена формами действительного и страдательного залога. Причастие имеет две формы времени: настоящего, прошедшего. Различаются причастия совершенного и несовершенного вида, т.е. оно сохраняет значение той глагольной основы, от которой образовано.

Для образования причастий важно различать две основы глагола: основу настоящего времени и основу инфинитива.

Действительные и страдательные причастия настоящего времени образуются от основы глаголов настоящего времени. Различают первое и второе спряжение глагола. Действительные причастия настоящего времени образуются от глаголов первого спряжения несовершенного вида при помощи суффиксов -ущ, -ющ, от глаголов второго спряжения при помощи суффиксов -ащ, -ящ; пишутпишущий (язагъан), поютпоющий (йырлайгъан), держитдержащий (тутагъан), говоритговорящий (сёйлейген).

Страдательные причастия настоящего времени образуются только от переходных глаголов несовершенного вида при помощи суффиксов -ем, -им и малопродуктивного суффикса -ом в зависимости от спряжения глаголов: несутнесомый (алып барагъан), читаютчитаемый (охулагъан), любятлюбимый (сююлеген).

Страдательные причастия настоящего времени имеют краткие и полные формы. Краткие формы образуются отбрасыванием окончаний полных прилагательных -ый, -ая, -ое, -ые: гонимыйгоним, гонимаягонима, гонимоегонимо, гонимыегонимы. На кумыкский язык обе формы переводятся одинаково: поэт гоним “къуваланагъан шаир” – гонимый поэт “къуваланагъан шаир”.

Действительные причастия прошедшего времени образуются от основы прошедшего времени, совпадающей с основой инфинитива, глаголов как несовершенного, так и совершенного вида или присоединением суффикса -вш-, если глагол в прошедшем времени имеет на конце суффикс : писа-лписа-вш-ий (яз-гъан), чита-лчита-вш-ий (оху-гъан), горе-лгоре-вш-ий (ялла-гъан), и суффикса -ш-, если в прошедшем времени нет: неснес-ш-ий (алып бар-агъан), промокпромок-ш-ий (йиби-ген), умерумер-ш-ий (оьл-ген), за исключением причастий прошедшего времени ве-лведший (алып юрю-йген), расцве-лрасцветший (чечек ач-гъан) и др.

В кумыкском языке основой глагола является 2-е лицо единственного числа повелительного наклонения, к которому прибавляется аффикс причастий -гъан (прош. вр.), -агъан (наст. вр.) действительного залога.

Страдательное причастие прошедшего времени образуется от основы инфинитива переходных глаголов совершенного вида посредством суффиксов -нн-, -енн-, -т-, к которым прибавляются окончания прилагательных.

Суффиксом -нн- образуются причастия от глаголов продуктивных и непродуктивных классов с основой на гласные: прочи-та-тьпрочита-нн-ый (охулгъан), увиде-тьувиде-нн-ый (гёрюнген), написа-тьнаписа-ян-ый (язылгъан).

Суффиксом -енн- образуются причастия от глаголов на -ить и глаголов непродуктивных групп (нести, печь, есть). При образовании причастий на -енн-ый в некоторых словах происходит чередование согласных: купи-тькупл-енн-ый (сатып алынгъан), вырасти-тьвыращ-енн-ый (оьсдюрюлген), освети-тьосвещ-енн-ый (ярыкълангъан), посади-тьпосаж-енн-ый (орнатылгъан), сбере-чьсбереж-енн-ый (сакълангъан).

При помощи суффикса -т- образуются причастия от глаголов на -нуть и от глаголов большинства непродуктивных классов с основой на гласный: двину-тьдвину-т-ый (тербетилген) моло-тьмоло-т-ый (увалгъан, уватылгъан), заби-тъзаби-т-ый (уруп бегитилген), сжа-тьсжа-т-ый (къысылгъан, къысылып турагъан), кры-тькры-т-ый (уьстю ябулгъан, уьстю бегилген), мы-тьмы-т-ый (жувулгъан), прожи-тьпрожи-т-ый (яшагъан, яшалгъан).

В кумыкском языке страдательным причастиям прошедшего времени русского языка соответствуют причастия прошедшего и настоящего времени в основном возвратного и страдательного, редко основного залогов. Они переводятся одним причастием или как причастие + всп. слово, причастие + послелог.

В причастиях на -н- (-нн-, -енн-) различают суффиксы кратких и полных форм. В полных формах суффикс имеет двойное нн, а в кратких – одно н. Краткие формы причастий в предложении являются сказуемыми: выращенный виноград – оьсдюрюлген юзюм – виноград выращен – юзюм оьсдюрюлген, скошенные поля – орулгъан авлакълар – поля скошены – авлакълар орулгъан.

Причастие страдательного залога образуется от глаголов страдательного залога с аффиксом -ся. В этом случае причастия настоящего времени имеют суффикс -ащ, -ящ, -ущ, -ющ и аффикс залога -ся: строитьсястроятсястроящийся, причастия прошедшего времени – суффиксы -вш-, -ш- и аффикс -ся, с которым и связано значение страдательного залога: дом, строившийся на горе – тавда этилген уьй.

В русском языке зависимые от причастия слова могут стоять перед и после причастия, в кумыкском они ставятся перед причастием: Вставший рано утром мальчик // Мальчик, вставший рано утром – Эртен тез тургъан яш. Высохшие на солнце цветы // Цветы, высохшие на солнце – Гюнге къаврагъан чечеклер.

В русском языке логический объект в оборотах с причастием настоящего и прошедшего времени страдательного залога стоит в творительном падеже. В кумыкском языке в таких оборотах с причастием прошедшего времени страдательного залога логический объект обычно ставится в именительном падеже, а причастие передается причастием прошедшего времени, образованным от переходного глагола. При этом значение страдательного залога теряется: написанная отцом диссертация – атам язгъан диссертация, молотое руками зерно – къол булан увулгъан бюртюк, подписанная директором бумага – директор къол салгъан кагъыз.

Причастные формы в сопоставляемых языках многофункциональны. Они могут употребляться и в функции прилагательного, и в функции существительного. В отличие от русского, в кумыкском причастия всех времен, особенно прошедшего, употребляясь как имя, могут присоединять аффиксы принадлежности и падежные аффиксы и выражать различные оттенки значений, связанных с этими аффиксами. Употребляясь как глагол изъявительного наклонения, оно присоединяет личные аффиксы спряжения. Причастию русского языка в кумыкском может соответствовать прилагательное, причастие, сочетание причастия и вспомогательного слова, причастия и послелога, причастия и имени. В кумыкском языке, в отличие от русского, причастие в большей степени подвергается адъективации, отличается структурным и функциональным разнообразием.


  1. До 50-х годов прошлого столетия кумыки носили чарыки – обувь из сыромятной кожи без подошвы.  ↩