Сингармонизм (Гелишив)

В кумыкском языке в одном слове могут сочетаться только звуки одного ряда, то есть гласные в слове все переднего ряда или все заднего ряда, все лабиализованные или нелабиализованные. Аффиксы присоединяются к корню соответственно гласным переднего ряда или гласным заднего ряда, или губным или негубным, то есть гармонируют с гласными основы. Такое явление называется сингармонизмом. В кумыкском языке гласные гармонируют и по линии палатальности, и по линии лабиальности.

В кумыкском языке гармонируют не только гласные, но и согласные. В слове согласные все твердые или все мягкие.

Основной фонологической функцией сингармонизма является сохранение однородного тембра в слове как обязательного элемента его фонологического облика. Влиянию сингармонического тембра одинаково подвержены как гласные, так и согласные, являющиеся элементами сингармонического звукового комплекса. На звуковую окраску согласного оказывает влияние гласный, на звуковую окраску гласного – согласный (гласный больше).

Согласование звуков корня и звуков аффикса направлено от корня к аффиксу, а не наоборот.

В кумыкском языке различается нёбная и губная гармония. Нёбная гармония заключается в том, что если первый гласный корня (или основы) является гласным заднего ряда, то и в последующих слогах слова, то есть в аффиксах словообразования и словоизменения, употребляются гласные заднего ряда, например: аранларыгъызны “ваши сараи”.

Если же первый гласный корня (основы) переднего ряда, то и в следующих слогах этого слова употребляются только гласные переднего ряда, например: терезелерде “на окнах”, ишлени “работы”, эртенден “с утра”. Соответственно согласные тоже все твердые или все мягкие.

Губная гармония заключается в том, что после лабиализованных гласных 〈о, у, оь, уь〉 корня (или основы) в аффиксах употребляются лабиализованные гласные.

После нелабиализованных гласных 〈а, ы, и, э〉 корня (или основы) в аффиксах употребляются иелабиализованные гласные. Соответственно согласные тоже с огубленным оттенком, за исключением губных согласных 〈б, п, в, м〉, или негубные: бёрюню 〈б°оьр°уьн°уь〉 “волка” (б – губной, р, н –огубленные), сыйырны “коровы” (все гласные негубные, согласные неогубленные).

Односложные слова также представляют собой единый звуковой комплекс, обладающий определенным семантическим единством. Это дает возможность использовать каждый отдельный сингармонический тембр для различения слов: бар “есть”, б’ир’ “один”, б’ер’ “дай”, б°ор° “мел”, б°ур° “поверни”, б’°уьр’° “почка”.

Вышеуказанные слова противопоставлены всем своим звуковым составом. Замена хотя бы одного сингармонического варианта другим противоречит фонологической природе каждого слова.

В односложных словах, а также в слогах гармонируют гласные и согласные. Каждый слог представляет собой законченный звуковой комплекс, состоящий из звуков, максимально близких в отношении артикуляции.

Закон сингармонизма сильно влияет на слова-заимствования. Тенденция к сохранению гармонии гласных в кумыкском языке приводит к тому, что русизмы сильно изменяют фонетический облик, например: гезет < газета, кампеш < конфета, кинишке < книжка, педире < ведро.