Ударение (Ургъу)

В русском языке словесное ударение – это динамическое выделение какого-либо слога или гласного звука в слове.

Ударный слог по сравнению с безударным выделяется большей напряженностью артикуляции. Каждый гласный имеет свой порог громкости, преодолев который, он становится в речевой цепи ударным. Ударный гласный произносится чётче, чем соответствующий безударный гласный. Ударные и безударные гласные различаются длительностью, силой звука, тембром, которые зависят от позиции в слове, от того, какое место занимает слог (и его гласный) в такте. Ударение в акцентных языках – просодия – определяет артикуляционный и акустический характер слова, от него зависят закономерности членения речи на слоги и звуки и соединение расчлененных частей.

В русском языке ударение является свободным и подвижным, т.е. ударение в слове может падать на любой слог, при изменении слова оно может переместиться, например: сто́лстолы́, молоко́моло́чный.

Кумыкский язык относится к агглютинативным языкам. В кумыкском языкознании до последнего времени ударение характеризуется с использованием синкретического подхода к изучению звучаний, мелодики и других аспектов слова и слога, в частности автоматическим, без учета специфики переносом понятий, дефиниций и терминов, используемых в исследованиях по индоевропейским и другим языкам, в которых природа, роль и функции ударения совершенно другие по сравнению с тюркскими языками, в данном случае с кумыкским.

Кумыкское ударение характеризуется как своеобразное средство, несущее, главным образом, экспрессивно-эмоциональную нагрузку, как просодическое явление, меняющееся в зависимости от цели, эмоционального состояния, от характера речи и синтаксической направленности фразы, в которой то или иное слово используется. Таким образом, в кумыкском языке представлено не словесное ударение как таковое, как классическое средство просодии в индоевропейских языках, а скорее всего ритмико-синтаксическая экспрессивная выделенность того или иного слога в составе слова или же фразы, которая в зависимости от характера (повествовательность, императивность) речи или же высказывания может менять свое место, не нанося при этом ущерба семантике данной лексемы. В кумыкском языке различие между сравниваемыми словами не акцентное, а интонационное. Поэтому нельзя изучать проблему ударения, сравнивая слова вне коммуникативных отношений, вне контекста. Это значит лишить слово фонологической основы. В предложениях повествовательного типа слабая интонационная выделенность в основном характерна для последнего слога кумыкских слов. Слабую интонационную нагрузку несет на себе первый слог слов-фраз вопросительного и императивного типов. В многосложных словах-фразах слабую интонационную нагрузку несет на себе первый и последний слог. Это, возможно, связано с историей кумыкского слова: первый слог представляет собой исторический корень, последний слог – современный словоизменительный или словообразовательный аффикс. Что касается второго слога, то он в основном является историческим аффиксом, который составляет с корнем неделимую с точки зрения современного языка основу.

При выражении субъективного отношения говорящего меняется не только интонационная структура, но и характеристика того или иного слога слова. Например, в словах типа алма “яблоко” – алма “не бери” в разных ситуациях акустически выделенным может быть тот или иной слог как первого, так и второго слова.

Просодическую функцию ударения в кумыкском языке выполняет сингармонизм. Просодической функцией сингармонизма является объединение звуков, образующих облик слова. Если слово многосложное, сингармонизм (в своем палатальном или лабиальном проявлении) организует слоги в слова. Сингармонический тембр организует словосочетания и предложения.

Например:

слово вин. п род. п
ат+ны лошадь лошади
ит+ни собаку собаки
сув+ну воду воды
уьй+ню дом дома

В русском языке ударение может выполнять смыслоразличительную функцию, то есть в зависимости от места ударения меняется значение слова, например: замо́кза́мок, мука́му́ка, по́лкиполки́.

В русском языке ударение выполняет и грамматическую функцию, например: до́ма (род. п. ед. ч.) – дома́ (им. п. мн. ч.), головы́ (род. п. ед. ч.) – го́ловы (им. п. мн. ч.), разре́зать (сов. вид.) разреза́ть (несов. вид).

В кумыкском языке ударение не может выполнять ни смыслоразличительную, ни грамматическую функцию, как в русском языке.

В словах-заимствованиях с ударением на последнем слоге при прибавлении к корню аффикса слабо выделенным становится аффикс, например: портнойпортнойлар, портнойгъа.

Часто в русских многосложных словах учащиеся-кумыки ударение переносят или на первый, или на последний слог, плохо дифференцируют по ударению значения слов.

На первый слог ударение переносят, потому что первый слог является древним или современным корнем тюрского слова, а последний слог – или словообразовательным, или словоизменительным аффиксом слова. Поэтому в кумыкском языке интонационную нагрузку несет на себе первый и последний слог.